Модный горожанин: Кирилл Кузнецов, предприниматель


О недалеких модниках, Платоне и цветном черно-белом телевизоре.

В постоянной рубрике «Модный горожанин» мы фотографируем знакомых казанцев и просим их рассказать о своем стиле. Кирилл Кузнецов поделился с Enter размышлениями о нелогичной «мантии кочевника», рассказал, зачем он вернул с дачи толстовку 1986 года и процитировал Трампа, дающего стильные советы.


2

На Кирилле: Куртка и шарф Ralph Lauren, шапка Mitchell&Ness, свитер Paul Smith, футболка собственного дизайна, штаны Gucci, ботинки Barleycorn, часы Longines.

О марках, которые нравятся

Мой стиль — это мой стиль. Я просто покупаю шмотки, которые мне нравятся. В школе мы с друзьями собирали марки: у них были коллекции по темам или странам. А про меня кто-то сказал: «Кирилл просто собирает красивые марки». А я ответил: «Не красивые, а те, которые мне нравятся». Есть какое-то внутреннее ощущение того, что мне подходит. Могу лишь сказать, что меня не привлекают вещи, подчеркнуто модные, я стараюсь быть в стороне. Но, как сказал мне один стилист: «Если ты стараешься быть в стороне от моды — тем самым, ты от нее и зависишь».

О Трампе и недалеких модниках

У меня есть в комнате гора вещей — и с утра я принюхиваюсь, чтобы решить, что сегодня надеть (смеется, — прим. Enter). Стараюсь, на самом деле, выглядеть более-менее опрятно. Все зависит от того, куда я пойду. Как говорил Дональд Трамп: «Одеваться следует для той работы, которую вы хотите иметь, а не для той, которую имеете». Есть в этом какая-то воображаемая крутизна — человек думает: если он одет следующим образом, то он что-то будет из себя представлять. Но ведь можно легко переодеться, загримироваться и стать совсем другим. Я, например, развлечения ради даже копирую походки случайных прохожих на улице и, тем самым, приблизительно ощущаю их состояние в данный момент. Каждый из нас индивидуален — в этом нет ничего нового — однако, не у всех получается быть собой. Нужно определить для себя, кем искренне хочется быть в жизни. Хочешь быть ученым? Погугли, как выглядят ученые — и одевайся как они. А все эти модники, как правило, недалекие: просто следуют массовым трендам.

5

О дресс-коде и первом впечатлении

Работа, конечно же, влияет на манеру одевания. Например, раньше, когда я работал в международной фирме, я ходил в пиджачке и кожаных ботинках, и только по трудовым пятницам и субботам можно было расслабиться: носить кроссовки с джинсами. Тогда это было обязательным, сейчас же у меня свое дело и свои правила. Я всегда стараюсь формировать достойное впечатление, так как понимаю, что встречают именно по одежке. Когда к людям приходит осознание, что они работают со мной, а не с вещами, в которые я одет, они начинают воспринимать меня как целостную личность.

О голых кочевниках и нормкоре

Кто такие российские дизайнеры? Я, честно говоря, не знаю, кто они. А эти ребята, что носят всё чёрное — нагоняют псевдосуровость и псевдомрак. Они похожи на подростков, которые пытаются выглядеть серьезнее, чем они есть, за счет своего гардероба. Вот, например, вычитал название: «Мантия кочевника» — вещь такая с капюшоном. Мало кто задумывается, что мантия на самом деле бывает только у королей и сановников, а кочевники вообще скачут по пустыне чуть ли не голышом. Основная проблема молодых дизайнеров у нас в том, что они очень дерзко берутся эксплуатировать и рассуждать на темы, в которых абсолютно некомпетентны — скачут по верхам, пытаясь развить бизнес только на своей энергии и природных талантах. А одного этого, как правило, недостаточно. Дизайнерское поколение двигается преимущественно в очень узком секторе streetwear-направления и тяготеет к нормкору. Заметно, что все смотрят друг на друга и, тем самым, ставят на себе печать «повторюшничества» и отсутствия собственной фантазии. Многое черпается из «гопницкого» стиля, который для меня олицетворяет настоящую чернуху и худшие стороны девяностых. К людям, «на серьезных щах» одетым в этом стиле, можно относиться только с иронией.

4

О личных табу

Наверное, у меня их уже нет. Раньше, например, я думал, что никогда не надену бейсболку, но потом стал их носить. Так что, от всяких самоограничений стараюсь отказываться. Татуировку вот никогда не сделаю, ну, а носить можно все, что угодно.

О Платоне и толстовке 1986 года

Платон сказал: «Человеку нужно очень немногое, а все остальное он придумывает себе сам». Когда я одеваюсь для себя, а не для людей, то могу надеть абсолютно разрозненные вещи — какие-нибудь любимые «ушатанные» ботинки и полуистертые штаны — и мне это нравится. Родственники пытаются выкинуть это старье, увезти «для начала» на дачу, но оттуда я неизменно возвращаю все в город. У меня есть толстовка 1986 года, купленная в 90-е в секонде: я неоднократно возвращал ее домой. Я ношу вещи, в которых мне удобно. Но, если предстоит какая-нибудь важная встреча, то я одеваюсь соответственно случаю.

6

О цвете и черно-белом телевизоре

Есть такой анекдот, где два еврея доказывают друг другу при помощи раввина, что черно-белый телевизор — цветной, потому что черный и белый — это тоже цвета. Я люблю насыщенные, натуральные цвета. Не терплю ничего искусственного: намеренно состаренная одежда и тусклые оттенки не в моих фаворитах. С цветом, на мой взгляд, всё должно быть предельно просто: он должен иметь название.


Текст: Анастасия Косова
Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров