Режиссер Анастасия Радвогина о любимых книгах


Антон Чехов, Константин Станиславский, Дорота Масловская, Иван Вырыпаев и не только.

В рубрике «Книжная полка» мы рассказываем о том, какие книги сегодня читают казанцы. Enter встретился с актрисой, режиссёром и директором Центра современной драматургии и режиссуры «Центр.Первый» Анастасией Радвогиной. Она рассказала о своей мечте сыграть Гамлета, о том, почему «Чайка» является самой популярной пьесой в мире и за что её ругали мастера в театральном институте.


img_3423-1

О любви к чтению

Я всегда любила атмосферу чтения. Например, когда мама читала «Волшебника Изумрудного города», меня не столько увлекал сюжет, сколько само действо: мы выключали свет, зажигали ночник, мама держала в руках книгу — и всё это было просто чудесно.

Когда мне было лет семь, мне подарили сборник сказок Пушкина. Понятно, что там были «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Золотой петушок», но больше всего мне понравились «Песни западных славян». И меня просто поразило стихотворение «Марко Якубович». Тема вампиризма показалась мне настолько интересной, а мистическая атмосфера так заворожила, что не отпускает до сих пор.

Художественную литературу я читаю очень долго. Если ловлю какую-то мысль, мне нужно обязательно поразмышлять на эту тему. Поэтому у меня много недочитанных книг, которые лежат с закладками на том месте, где я остановилась. Всегда о них помню, но читать наскоком не люблю: полностью погружаюсь в мир книги и не могу делить его с реальностью. Причём, в школе всё было наоборот, я читала «на результат». Мне было важно первой прочесть весь список литературы и получить похвалу от учителя. В институте это прошло, конечно. Поэтому всю школьную программу я сейчас перечитываю заново и убеждаюсь, что школа убивает все гениальные произведения русской классики. Те же «Отцы и дети» оказались безумно интересными, но в 10 классе я их просто ненавидела. А вот современную литературу я практически не знаю.

В силу своей профессии, я читаю много драматургии. Поэтому в моём списке любимых книг оказалось больше всего пьес.


«Чайка»

Антон Чехов

1

Это была первая пьеса, которую я прочла в 11 классе. Я понимала, что если хочу идти в театральный институт, нужно приобретать некий багаж. Тогда, честно скажу, «Чайка» меня не зацепила. Но когда я поработала с ней в качестве режиссёра, начала разбирать подтексты и интересоваться автором (как неотъемлемой частью материала), она стала любимой. Все персонажи в «Чайке» — главные. Вернее, можно сфокусироваться на любом герое, и пьеса будет работать на него. Это просто уникальная вещь, поэтому она так популярна во всём мире. Вообще, Чехов первым в России создал пьесы, отличающиеся по структуре от всего, что было раньше. У того же Островского действие внешнее, постоянно происходят какие-то события. А у Антона Павловича всё внутри, и ты должен тщательно всматриваться в подтекст. У него нет лишних деталей, каждая мелочь работает на создание образа и, чтобы их понять, нужно изучать время, в котором был написан этот текст. Хотя бы загуглить год создания пьесы и посмотреть основные события.


«Гамлет»

Уильям Шекспир

%d0%b3%d0%b0%d0%bc%d0%bb%d0%b5%d1%82

У меня есть мечта: я бы хотела сыграть Гамлета. Я считаю, что это самая интересная роль в мире, и аналога ей я не знаю. Любой человек может переложить это произведение на свою жизнь. Ведь каждого предавали, и каждый мечтал отомстить. Масштабы могут быть разные, но смысл от этого не теряется. Ох, как бы мне хотелось сыграть это, чтобы закрыть какие-то моменты из моей собственной жизни! И для меня ответ на вечный вопрос, безусловно: «Быть».

Первый раз я прочитала «Гамлета» в 22 года, когда училась в театральном. Мне очень понравился разбор этого произведения, который делала наш преподаватель по истории театра. Она сказала, что это история о том, как один человек пытается изменить весь мир — меня просто поразила эта фраза, и именно тогда я всерьёз заинтересовалась этим текстом.
А однажды мне предложили поработать художественным оформителем этого спектакля в одном из театров республики, но я отказалась, потому что когда собралась труппа и режиссёр отдал роль Гамлета актёру, тот спросил: «А кто это?».


«Сны»

Иван Вырыпаев

%d0%b2%d1%8b%d1%80%d1%8b%d0%bf%d0%b0%d0%b5%d0%b2

Это его первая пьеса, и моя первая пьеса, которую я прочитала в стиле «новая драма». Мы делали по «Снам» дипломный спектакль, и это был просто шок. Всё начинается с того, что сидят люди и говорят фразы, выдранные из контекста. Такое чувство, что видишь какой-то покадровый монтаж. Много позже я прочитала, что автор хотел показать бред наркоманов, поэтому в тексте постоянно раскрывается тема зависимости.

Мы же поставили эту пьесу, как чистилище. Это была история про людей, не понимающих, куда они попали и о чём говорят. Мы нарыли настолько глубокие смыслы, что это перевернуло моё сознание. Я в очередной раз убедилась, что мне интересно не внешнее, а внутреннее. Чем и хороша «новая драма»: можно поменять тему текста, но ты всё равно найдёшь в нём глубокий смысл, поэтому я даже разочаровалась, когда узнала, что изначально это была всего лишь история про наркоманов: слишком просто.
Конечно, я не могу рекомендовать эту пьесу тем, кому нечего почитать в субботу вечером. Это очень сложно для восприятия — ведь это театральный текст, рассчитанный на постановку на сцене. Здесь проводником между читателем и произведением должен выступать режиссёр.


«Батум»

Михаил Булгаков

%d0%b1%d0%b0%d1%82%d1%83%d0%bc

Возможно, эта пьеса никогда не будет поставлена в театре, потому что там неимоверное количество персонажей. Это история про юность Сталина, где он представлен в начале своего революционного пути. Молодой Иосиф Джугашвили — борец за права рабочих, один из организаторов крупного выступления рабочих Тифлиса. Николай II отправляет его в ссылку, при этом царь выглядит настоящим тираном. И финал остаётся открытым: Сталин вернулся из Сибири, и все мы догадываемся, что будет дальше. Там много иронии и намёков на то, что главный кровавый диктатор российской истории не всегда был таким.

Для меня «Батум» стоит особняком в творчестве Булгакова. Её безумно интересно читать, она великолепно написана. Очень легко представить все эти массовые сцены, все тайные собрания. Но это произведение совсем не для театра — его можно только экранизировать. Хотя у Булгакова был чёткий заказ от МХАТ — написать пьесу про Сталина к его юбилею, но у них с вождём были довольно сложные отношения. И Михаил Афанасьевич долго не мог ничего придумать, отказывался, не хотел. В итоге, к нему пришли из театра и просто заставили. Думаю, он намеренно сделал эту пьесу такой: хотели — получите, но теперь попробуйте поставьте.


«Таинственная история Билли Миллигана»

Дэниел Киз

%d0%ba%d0%b8%d0%b7

Реальная история про человека с диагнозом «множественная личность». Билли Миллиган — один из самых известных людей с этим психическим расстройством. Расщеп Миллигана насчитывал 24 полноценных личности, из которых 10 были основными: сам Билли (как главная личность), Артур Смит, Рейджен Вадасковинич, Аллен, Томми, Дэвид, Кристин, Кристофер, Адалана и Дэнни. Эта книга — одна из немногих, которые я читала взахлёб. Там описывается и процесс заболевания, и описание внутреннего состояния Миллигана. И это поразительно: у каждой из его личностей есть свой характер, акцент, манеры, языки, знания. Читая это, понимаешь, насколько безграничны человеческие возможности. Мы просто вообще не в курсе, кто мы, — и это очень круто. Да и сама книга по структуре и форме весьма интересная.


«Портрет Дориана Грея»

Оскар Уайльд

%d0%b3%d1%80%d0%b5%d0%b9

Тоже читала запоем, хотя меня и заставили её прочесть в университете. В ней меня привлёк мистицизм, нереальность истории и сама идея сделки с Дьяволом. На что ты готов пойти ради тщеславия? Почему тебя не устраивает, что ты находишься не на своём месте? Ведь
Дориана ввели в этот порочный круг, и он захотел надеть на себя чужую личину. Но зачем ему нужна была вечная молодость? Свою ли жизнь он прожил? Поэтому история так и заканчивается: он сожрал сам себя. Я уверена, что он чистосердечно раскаялся — недаром он уничтожает свой портрет.


«Работа актёра над собой»

Константин Станиславский

%d0%bd%d0%b0%d0%b4-%d1%81%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%b9

Это что-то вроде Библии для любого театрала. Я не читала его в университете, и за это меня можно заклеймить позором и предать анафеме. Но прочитала потом: как актрисе мне было необходимо понять систему Станиславского. Он учит, что нужно существовать в предлагаемых обстоятельствах и всё пропускать через себя, необходимо искать в себе все оценки и реакции на то, что происходит с персонажем. Станиславскому, в первую очередь, важно было видеть на сцене живого человека — на этом и строится вся его техника.


«Техника актёра»

Михаил Чехов

%d1%82%d0%b5%d1%85%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b0-%d0%b0%d0%ba%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b0

Моя первая профессиональная книга. Михаил Чехов — один из лучших учеников Станиславского, и мастер меня отругал за то, что я прочитала её раньше, чем книгу Константина Сергеевича. Их главное отличие в том, что Чехов допускает: у тебя может быть мало опыта для того, чтобы сыграть какие-то великие роли. Ты не можешь вытащить из себя то, чего в тебе нет и быть не может. Поэтому ты должен идти от той среды, где существует персонаж, от его образа жизни, от эпохи — это и одежда, и жесты, и повадки, и воспитание. Нужно всё это изучить и на этой основе строить свою роль.

В своей работе я всегда миксую Чехова и Станиславского, в зависимости от того, что мы собираемся ставить. Те же самые «Сны» невозможно отработать по Станиславскому, потому что просто сойдёшь с ума. Нужно отстраниться от этого персонажа, представить его. Наигрывать можно всё, что угодно, при этом, оставаясь собой. На поверхности ты исполняешь то же самое. Но внутри себя ты не делаешь «я в предлагаемых обстоятельствах», чтобы не навредить своей психике.


«Дети сети» и «У нас всё хорошо»

Дорота Масловская

photo_2016-11-15_16-34-06

В этом году я открыла для себя польскую драматургию через Дороту Масловскую. Как выяснилось, у них всё очень сложно с самоидентификацией — я об этом не знала.

«У нас всё хорошо» — история обычной польской семьи: бабушка полностью погружена в прошлое, мама пашет с утра до ночи, а внучку заваливают всей этой информацией, как мусором. У неё нет ни прошлого, ни будущего. Я была в полном восторге от этого произведения. В нём настолько много иронии! И только потом ты понимаешь, какой там, по сути, кошмар описывается.
Понятно, что это театральный текст. Грубо говоря, сценарий. Мне это было очевидно, и в голове сразу возникали картинки. Так что, это не пьеса для чтения в чистом виде, а рабочий материал. И для полного понимания нужно видеть это сценически.


«Кради, как художник»

Остин Клеон

%d0%ba%d0%bb%d0%b5%d0%be%d0%bd

В этой книге практически нет текста. Суть в том, что всё уже придумано, и ты не можешь сделать ничего нового, но имей достоинство внести в это старое частичку себя и преобразить его. То есть, будь художником, умей изменять микромир. Например, «Чайку» долгое время играли в Александринском театре, и она не имела никакого успеха. И только Станиславский и Немирович-Данченко поняли, что всё в этой пьесе — за текстом. Там всё сложно и просто одновременно. Поэтому именно постановка во МХАТе стала триумфальной.
Если переносить это на меня, то я открыла в Казани Центр современной драматургии «Центр.Первый» — не я изобрела такой формат, но я добавила в него свои особенности. На данном этапе мы делаем упор на выявление местных кадров: драматургов, режиссёров и художников. Хочется работать с молодыми профессионалами из Татарстана, открывать новые имена для нашего города.


Текст: Ольга Гоголадзе

Смотреть
все материалы

Новости партнеров