Максим Кудряшов — о татарской богеме и шотах-трофеях


В рубрике «Любимое место» Enter пишет о горожанах и важных для них точках на гастрономической карте Казани. Актер театра Качалова Максим Кудряшов рассказал, из каких переменных складывается любовь к заведению, почему у него никогда в жизни не было желания напиться и в каком баре собирается «татарская богема».


Доброе веселье и электорат «Соли»

За всю свою жизнь я побывал, кажется, почти во всех знаковых заведениях Казани. И, разумеется, у меня есть личный рейтинг мест, где можно поесть, выпить или просто посидеть. Я щепетильно к этому отношусь, потому что в вопросах еды очень привередлив и стараюсь не экспериментировать с кухней. При выборе места, в которое захочется вернуться и посоветовать друзьям, я смотрю не только на интерьер и даже не на персонал, а, в первую очередь, на посетителей — у каждого заведения есть свой электорат, который определяет его репутацию, это важно понимать.

«Соль» — ключевое место для меня, потому что она во всех смыслах соответствует практически всем понятиям о хорошем заведении. Когда о ней только пошли разговоры, у меня сложилось мнение, сугубо по слухам, что сюда ходит только отбитая хипстота, но когда я оказался внутри, то был приятно удивлен. Здесь была особенная дружелюбная атмосфера, а в зале толпилось много творческих людей, которых я хорошо знал (лично и по наслышке), разных возрастов, статуса и рода деятельности.

После посещения знаменитого пражского клуба «У Карлова моста», у меня сложилось твердое убеждение, что хорошая вечеринка проходит там, где абсолютно все гости находятся в состоянии доброго веселья, не испытывают лишнего напряжения. Должно быть ощущение, что все на одной волне. Что интересно, у «Соли», по сути, нет какого-то уникального и узкого формата, публика здесь достаточно разношерстная, в отличие от остальных баров, которые направлены на определенную целевую аудиторию (по возрасту или музыкальным пристрастиям). Все дело в деталях: казалось бы, простая, но стильная фотозона в прихожей и шарик на танцполе, а на деле — каждый второй, увидев их в ленте, знает, где сегодня отдыхают его друзья.

Заказ Максима:

Бургер с куриной котлетой — 250 ₽

Латте — 150 ₽

Шот «Вишневый сад» — 120-150 ₽

Примечательно, что в «Соли» можно услышать музыку абсолютно разных жанров и направлений, и ни одно из них, от «Руки вверх» и Gorillaz до Mujuice не кажется чем-то чужеродным или раздражающим. Даже джаз по четвергам — явление абсолютно уместное. Его посещают профессиональные музыканты, как из нашего театра, так и из БКЗ, филармонии, или местной эстрады.

Профессионал познается в мелочах — этим я хочу выразить свое уважение к административному отделу бара, потому что для них на первом месте стоит репутация. Они с завидным перфекционизмом обращают внимание на все детали своего имиджа, тщательно подбирая персонал, вплоть до официантов и гардеробщиков. Бармены в «Соли» — профессионалы своего дела, их все знают и любят даже больше артистов, выступающих на сцене. Здешние управляющие осознают, что даже фейсконтроль — важный элемент, от которого зависит, будут ли люди возвращаться сюда вновь. Например, Русана — бесстрашная девушка-фейсер (я в восторге от нее с самой первой нашей встречи), отправляющая домой людей, на которых даже смотреть страшно, не то чтобы разговаривать. И Виталий — здоровый охранник с добрыми глазами, которого не переубедишь ни угрозами, ни бабскими истериками.

Меня поражает «паучье чутье» фейсеров: они сразу видят проблемных гостей, которые пришли в бар за приключениями. Именно благодаря их проницательности в «Соли» можно встретить преимущественно передовых дизайнеров, художников, поэтов, музыкантов, артистов из всех театров Казани. Как говорят мои друзья, «всю татарскую богему». Ни для кого не секрет, что здесь люди обзаводятся полезными связями, создают творческие тандемы и делятся опытом. На моих глазах в этом зале было придумано, а позже талантливо реализовано множество задумок и идей. Неформальная обстановка помогает людям говорить друг с другом без внутреннего напряжения и натянутостей, они становятся откровеннее, проще — и это заслуга тех, кто отвечает за направление и эстетику бара.

«Вишневый сад» и убеждения по поводу алкоголя

Мне нравится политика «Соли»: здесь демократичные цены на алкоголь и при этом очень хорошая кухня, чтобы проверить это, достаточно прийти на обед в любой будничный день — пусто в зале не будет. Даже кофе здесь не хуже, чем в кофейнях, которые ничего другого, кроме печенек, не продают.

Что касается алкоголя, у меня очень жесткие убеждения на этот счет: во-первых, потому что отец сильно пил, что, собственно, и стало причиной его ухода из семьи, а позже и смерти. Во-вторых, потому что в театре (вопреки некоторым стереотипам), пить запрещено. Это не значит, что артисты не пьют совсем, но важно понимать: если человек не может вовремя остановиться или наутро после праздника умирает от похмелья и не способен трудиться на репетиции, его ждет только одно — увольнение.

Я без преувеличения могу сказать, что ни разу в жизни мне не хотелось напиться, и, как человек непьющий, я очень серьезно к этому отношусь. Если в моем окружении есть хотя бы один человек, которому не стоит доверять — алкоголь отменяется. Важно быть уверенным, что твои друзья тебя не бросят и все, что произойдет здесь, останется только между вами. И это все, несмотря на то, что я не буйный, когда пьяный. Скорее, наоборот, весельчак, про которого можно рассказать много забавных историй.

Веселого действительно было много. Например, в «Соли» есть шот, который создан специально для меня, называется он «Вишневый сад». Все, кто знает бармена Сережу, в курсе, что он придумал рекордное количество коктейлей с «Бугульмой». В один из будничных вечеров, когда танцпол был закрыт, часов в десять вечера я пришел сюда чересчур утомленным, сел за барную стойку и молчу. Сережа спрашивает: «Что ты такой уставший, Максим?» — я говорю: «Неделя напряженная, дел миллион, на всех фронтах дедлайны, день выдался тяжелый, и ко всему прочему, сегодня играли “Вишневый сад”». Он знает, что это очень своеобразный спектакль: зритель сидит на расстоянии вытянутой руки и степень затрат совершенно иная. «Погоди!», — говорит и протягивает какой-то шот.

В составе была все та же «Бугульма» и вишневый сок — все гениальное просто. Казалось бы — мелочь, а его неравнодушие превратили обычный день в особенное воспоминание, которое я пересказываю всем своим друзьям. С тех пор так и повелось, что “Вишневый сад” — напиток исключительно для меня (и для тех, кому я разболтал), рецепт знают все бармены и заказать его можно в любой день, даже если создателя нет на смене.

Однажды за баром я познакомился с парнем из Петербурга, имевшим разряд по шахматам. Не спрашивайте, откуда у меня в сумке были шахматы, — в общем, стали играть. Мы с Эльдаром (бармен «Соли», — прим. Enter) тоже крепко дружим, его увлекла наша авантюра и он пообещал: если я выиграю, с него шот «Вишневого сада» бесплатно. Я выиграл, но этим дело не кончилось, оппонент взял реванш, и снова победа — в тот вечер я провернул эту схему трижды. До сих пор вспоминаем этот случай и мои трофеи.

Еще три любимых места Максима:


«Макдоналдс» на Баумана

Для меня «Макдоналдс» на Баумана — это «что-то из детства». По восприятию он где-то на уровне космоса. Я сам из Зеленодольска и для меня приехать в Казань и не зайти сюда было страшным преступлением, за которое и в глаз можно словить. Во всех местах, куда я прихожу, знают, что я ненавижу овощи. «Макдоналдс» — не исключение: когда заказываю чизбургер, они знают, что он должен состоять только из булочки, котлетки и сыра. Там настолько внимательный персонал, что давно не приходится уточнять, сколько сахара мне нужно к кофе, и что не умею размешивать его палочкой, мне нужна ложечка.

«Корж кофе» (сейчас «GazМяс»)

Здесь, в «Корже», работает мой друг Артем из Зеленодольска, который ко всему прочему еще и замечательный арт-директор, отвечающий за эстетику заведения и контент в соцсетях. Он положительно реагирует на все, что связано с творчеством, и я делал промо-ролик для их кофейни. Еще там снимают передачи и видеоблоги, насколько мне известно. С тех пор, как они расширили ассортимент и стали продавать не только кофе и десерты, там можно попробовать самые неожиданные бургеры.

«Густав-Кафо»

Как отец восьмилетнего сына, не могу обойти стороной семейное кафе в Парке Горького. Считаю его лучшим в городе, потому что часть персонала стабильно ходит в наш театр, спрашивают про предстоящие премьеры «Пяти вечеров» в постановке Ильи Славутского и пытаются узнать, кого я играю в новом «Томе Сойере». Спойлер: не Тома Сойера. В самом кафе, помимо уставшего от детей попугая на входе, есть огромная игровая зона и горка со второго на первый этаж, на которой стабильно следят за безопасностью внимательные бэби-ситтеры.

Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров