«Феминизм — это равенство»: Мужчины о патриархате, равноправии и сексизме


Дискуссии о феминизме в современном обществе достигли своего пика после выступления известной активистки Эммы Уотсон о равноправии полов в штаб-квартире ООН. По ее словам, феминизм часто ассоциируют с ненавистью к мужчинам, хотя на самом деле он подразумевает лишь веру в то, что у мужчин и женщин должны быть равные права и возможности.

Пока движение набирает популярность среди женщин, к нему присоединяются мужчины. Enter нашел и расспросил казанских профеминистов о гендерном порядке, роли видеоигр в определении сексизма и утопическом равноправии.


СПРАВКА

Профеминизм — это солидарность и поддержка феминистской борьбы и феминистских проблем со стороны мужчин.

Денис

копирайтер, 25 лет

«Люди очень боятся слова “феминизм”, потому что оно стигматизировано и носит негативный оттенок»

Феминизм — это про равенство. Феминизм помогает понять, кому нужно это равенство и как оно должно работать, сделать движение за права и свободы человека менее обезличенным. Я не приемлю насилие, подавление одного человека другим, поэтому поддержка феминизма для меня абсолютно очевидна и составляет часть моего мировоззрения.

Сидеть дома с детьми — это не плохо. Главное, чтобы этот выбор был сделан самостоятельно. Я знаю женщин, которые хотят иерархии и говорят: «Пусть мужчина меня содержит». Я не знаю, что с этим делать и сам факт передачи своих прав другим людям кажется мне очень странным. Это их выбор, но он мог появиться в патриархальной системе, в которой у девушек, возможно, не было других возможностей.

В нашем обществе на одну и ту же проблему могут отреагировать по-разному в зависимости от пола того, кто ее поднял — и это неудивительно. Феминизм — это отличная социальная идея и если какой-то лидер мнения независимо от пола начинает говорить о хороших вещах, то это идет на пользу обществу. Осуждают порой не движение, а понимание феминизма. Если я спрошу: «Ты за равенство людей?» — и получу положительный ответ, я скажу: «Получается, ты феминист» — и собеседник станет это отрицать. И очень часто можно услышать, как люди говорят: «Я конечно не феминистка, но…». Люди очень боятся слова «феминизм», потому что оно стигматизировано и носит негативный оттенок.

Феминизм развивался в рамках марксистской методологии, исходящей из того, что развитие общества происходит из внутренних противоречий. Женщины борются с мужчинами не потому, что они плохие, а потому, что они сосредоточили у себя в руках власть, а это противоречие, ведь власть не может всегда быть в одних руках. И женщины хотят даже не власти, а равноправия. Чем бы девушка ни занималась, в обществе существует стереотип о том, что если она не добьется успеха в традиционно «женских» областях, то она не состоялась. Даже если она работает топ-менеджером и получает миллионы, ребеночка-то у нее нет. Если попробовать сказать то же самое мужчине — это прозвучит странно.

«У людей складывается впечатление, что все феминистки — женщины, желающие подавить мужчин»

Вторая причина заключается в существовании радикального феминизма. Поскольку СМИ цепляются за эти инфоповоды сильнее, у людей складывается впечатление, что все феминистки — женщины, желающие подавить мужчин. Но это стереотип. Если рассматривать радикальный феминизм как явление, когда женщины хотят возвыситься над мужчинами — это не феминизм, каким я его вижу и понимаю. Прежде всего, это движение говорит о равенстве и одинаковых возможностях для обоих полов.

Дискриминация является частью одной большой комплексной проблемы всех людей не только в России, но и в мире. Мы не можем говорить о равенстве, когда в государстве нет прав, но есть привилегии. Но при этом я знаю худшие примеры других стран, где к женщинам относятся как к животным или собственности. Очень важно, чтобы люди говорили об этом, чтобы это было в общемировой повестке.

Процесс борьбы с дискриминацией по половому признаку будет проходить еще долгие годы: должно вырасти целое поколение людей, уважающих не только женщин, но и человека. Существует позиция, что если все равны, то можно бить женщин. Это неправильный аргумент, поскольку критерием равенства здесь выступает возможность причинить насилие, а это точно не то общество, в котором мы все хотели бы жить.

Феминизм — это мой выбор, потому что я со студенчества занимаюсь вопросами, связанными с социальными проблемами. Я знаю, что стал представителем этого движения не из-за модного течения. Для меня феминизм — это еще и помощь, необходимость заботы о других. Мне намного проще жить в мире, где люди не придерживаются навязанных им ролей.

Мужчина может помочь феминизму очень просто — не быть мудаком. Знать, что «нет», означает отказ, а не приглашение. Не использовать силу и принуждение, понимать, что никто, и девушки в том числе, не создан для осуществления его желаний.

Очень важно не быть бытовым сексистом, который видит мир только в рамках стереотипов, что «все девушки легкомысленны и наивны», «мужчина должен держать все в ежовых рукавицах». Эти укоренившиеся мнения — большая проблема, и чем больше мужчина пытается вскрыть стереотипов, в плену которых может быть его голова, тем лучше.

Иван

архитектор и музыкант, 24 года

«Для России это особенно важно: у нас есть врач, но нет женщины-врача, а продавец якобы звучит солиднее, чем продавщица»

Было бы очень странно, если бы движение феминизма шло от женщин к женщинам. Я видел кампанию HeForShe Эммы Уотсон, направленную на привлечение мужчин к движению феминизма. Я думаю, что вопрос об их дискриминации воспринимался бы серьезнее, если бы о нем говорили не только женщины. Целью этой кампании как раз было сделать так, чтобы о равноправии и отсутствии дискриминации говорили не только женщины.

Если идти издалека, то феминизм — это женское движение, направленное на то, чтобы у женщин были такие же права, как у мужчин. Иначе говоря, пол не имел ключевого значения в принятии решений. Допустим, есть мужчина и женщина одинакового возраста с наличием равных профессиональных навыков. Но по статистике, они оба будут получать разную зарплату. Не скрою, я сам вероятнее взял бы на работу мужчину, потому что нет ни единого шанса, что он уйдет в декрет. И как с этим бороться я не знаю. Но я не могу вспомнить таких областей, где не смогли бы работать женщины. Разве что на шахтах. Есть сферы, в которых гендерное неравенство пересекается с законодательными структурами. Например, женщине обязаны платить за то, что она в декрете, а она может рожать бесконечно и уволить ее нельзя.

Я не могу назвать себя участником или сторонником движения феминизма, просто мои взгляды очень близки к этому. Я больше отношу себя к сторонникам равноправия, нежели феминизма. И это имеет принципиальное значение. Нельзя пытаться наделить женщину правами, они у нее и так есть и об этом просто нельзя забывать. Если я вдруг услышу где-то сексистскую шутку, то не стану доставать свой «меч толерантности» из ножен и кричать о равноправии.

К тому же, я и сам чувствую стереотипные традиционные установки, когда думаю, например, о семье. В будущем, если я когда-нибудь соберусь жениться и заводить детей, то буду готов к этому только при условии полной финансовой независимости. Это самый застарелый стереотип, который, кстати, никем не осуждается. Еще я всем открываю двери. И это как раз поощряется не всегда — очень часто слышу что-то вроде: «Неужели ты думаешь, что я сама не могу открыть себе дверь?». Иногда проявление уважения или культуры может прочитаться как патриархальный пережиток.

«Если я вдруг услышу где-то сексистскую шутку, то не стану доставать свой “меч толерантности” из ножен и кричать о равноправии»

Даже от отца я иногда слышу обычные патриархальные стереотипы. Но когда задумываюсь о том, что было бы без них, прихожу к мысли «Зачем и что дальше». Феминизм — это хорошее и правильное движение об исключении ненужных стереотипов и облегчении жизни половины планеты. Но непонятно что делать, когда мы достигнем этого равенства. В любом случае, утопический «идеальный» мир недосягаем, и вопросы о неприятии чего-либо никогда не исчезнут. В моей семье, например, именно мама всегда была добытчиком и «тащила» нас с сестренкой. Я не могу сказать, плохо это или хорошо, но в моей семье к такому распределению ролей относятся нормально. Но когда со мной кто-то начинает разговоры о семье, я очень саркастично шучу и, пока все смеются, убегаю в другую комнату. (смеется, — прим. Enter).

Кстати, удивительно, как недооценен в этом плане мир игр. В ролевой игре Dragon Age Inquisition есть главнокомандующий и с ним можно завести роман, только если твой персонаж мужского пола. Тем не менее, это никак не влияет на сюжет, хотя, казалось бы, главнокомандующий — самый мужественный мужик из всех. В выдуманном мире просто нет гендерных стереотипов, а за предпочтения никто не осудит.

Интересные явления происходят в лингвистике. В английском языке слово бармен (англ. «barman», — прим. Enter) заменяют на гендерно-нейтрального «бартендера». Для России это особенно важно: у нас есть врач, но нет женщины-врача, а продавец якобы звучит солиднее, чем продавщица. В нашей системе образования, которая порой пытается внедрять «традиционные» ценности, многие преподаватели сами мало что знают о современных общественных движениях. И я, будучи преподавателем, могу говорить об этом. Возможно, к вопросу гендерного неравенства нужно подходить не с точки зрения государственного образования и преподавателей обществознания или русского языка, а приглашать специалистов в разных областях.

Нередко выходит так, что появляются очень радикальные сторонники феминизма, которых воспринимают смешно и придумывают мемы. Иногда даже действительно смешные. Однако, если гуманизировать идею феминизма, она может превратиться в призыв к хорошему отношению к людям, вне зависимости от каких-либо стереотипов.

Артур

программист, 24 года

«Любой человек, который отрицает, что подвержен стереотипам — лукавит»

Политическое поле по большей части находится в руках мужчин и ориентировано на «мужские» проблемы. Даже если мы соотнесем количество мужчин и женщин, занимающихся политической деятельностью, то процент будет неравным. Бытует мнение, что по умолчанию всеми важными вопросами занимаются прежде всего мужчины, а женщинам остается свободная ниша в благотворительности или экологии. Но сейчас, подсчитав в голове примерное количество мужчин и женщин в Государственной Думе, мне все-таки кажется, что последних довольно много. Так исторически сложилось: право женщин избираться и быть избранными появилось буквально в прошлом веке. Если вспомнить античные времена, то весь сенат состоял из мужчин.

Мне сложно называть себя профеминистом, потому что я не совсем понимаю, что это значит. Но это точно не превосходство одного пола над другим. Феминизм — это равенство в самом общем смысле этого слова и лишь при приближении относится к женщинам. На сегодняшний день у каждого есть какая-то точка зрения по тому или иному вопросу. И называя себя в том числе профеминистом, ты концентрируешь внимание своего окружения на этой проблеме, что не так плохо. Как раз возвращаясь к теме развития общества: мы к этому придем, как только научимся поднимать значимые вопросы и искать на них ответы. Это касается даже уровня жизни, который в скандинавских странах гораздо выше, чем у нас. Как только человек перестанет вкалывать по 40 часов за 25 тысяч, он станет чуть менее агрессивным к окружающим. Это же можно отнести к вопросу о гомосексуализме и расизме — градус агрессии настолько высок, что обращается ко всем, кто хоть в чем-то не похож на остальных. Подобная проблема существует не только в России, но и в восточных странах.

Интересный феномен наблюдается и в русской лингвистике. Если мы посмотрим слово «учитель», то ничего не мешает нам переделать его в «учительницу». А если мы берем гораздо более высокую ступень, например, «профессор», то у него просто нет женского рода. В нашем случае это идет в ущерб правам и говорит о том, что подобная конструкция слова позволяет быть профессором только мужчине. И хорошо бы придумать нейтральную форму, но пока мы от этого крайне далеки. Есть словари феминизмов, но это некое научно-исследовательское поле, которое не будет популярным у массовой аудитории.

Радикальный феминизм, про который сейчас повсеместно говорят, на самом деле тоже не про истребление мужчин. Скорее, движение говорит о перепрограммировании системы, в которой мы все выросли. Но сейчас это достигло уровня какого-то мема, как с плохими ассоциациями об исламе. В феминизме существует огромная доля популизма, но это необходимая фаза в развитии. Без безумных и абсурдных ток-шоу, мы рискуем замолчать. Наверное, количество переходит в качество и провоцирует изменения.

Любой человек, который отрицает, что подвержен стереотипам — лукавит. Все мы живем в обществе и выросли в семье, где есть четкое гендерное распределение. Множество установок присутствует и в религиозной сфере, которая, как мы знаем, очень почитается в нашей стране. Например, недавно я встретился с моим новым начальником, которая оказалась женщиной. Я был крайне удивлен, потому что это техническая работа. Это не вызвало негативных эмоций, но ловишь себя на мысли об удивлении, что не идет тебе на пользу. Однако склонность к раздумьям и рефлексии может помочь избавиться от таких мыслей. Моя семья — это квази-религиозные люди с абсолютно разными национальностями, но я не получал четких установок, связанных с верой. Думаю, если бы что-то пошло не так, я бы сейчас удивлялся женщинам-таксистам. Так или иначе доказывать родственникам точно ничего не нужно, потому что наши бабушки и дедушки выросли в абсолютно другой системе. Важно ориентироваться на наших сверстников от 15 до 30, потому что они станут теми, кто будет делать наш мир и бороться за какие-то проявления свободы.

В целом, если даже в феминизме и есть какие-то минусы, это очень положительное течение, которое является неизбежной ступенью развития. У нас просто нет другого выбора. Но даже при наступлении этого «равенства» поднимется еще куча старых или новых вопросов. Люди постоянно решают общественные дилеммы, такова наша природа.

Тимур

химик и видеоблогер, 26 лет

«Феминизм — слово, испорченное негативными коннотациями, шутками, ярлыками — от него пора избавляться»

Факт того, что мужчины актуализируют проблему феминизма, делает ее более значимой. Это уже не игра в одни ворота, а диалог, направленный на реальное изменение сложившейся ситуации. Феминизм — слово, испорченное негативными коннотациями, шутками, ярлыками — от него пора избавляться. Этот покемон должен перерасти в другую форму. Себя «профеминистом» я не считаю именно из-за этого. Однако примерно год назад, ознакомившись с тем, за что борются феминистки, я обнаружил некую эмпатию к этому течению. Ну, серьезно, парни, прочитайте хоть раз нормальные источники, и вы поймете, что это не равно мужененавистничеству.

Я занимаюсь наукой и эта сфера учит одной важной вещи — сомнению. Пока ты сам хорошо не разберешься в вопросе — не будешь иметь железобетонную убежденность относительно любой проблемы. Прочитав достаточно много статей о борьбе за права девушек, я понял, что их идеалы и цели во многом оправданы и требуют обсуждения. России не хватает слишком многого и я считаю, что не застану на своем веку, как ни прискорбно, такой ситуации в гендерном вопросе, как, например, в Швеции.

Несмотря на прогрессирующую рациональность, наблюдаются и мощно проявляют себя иррациональные эффекты развития российского общества. В наше время совершенно пропали четкие понятия о «хорошем» и «плохом», любая позиция находится в пространстве критики (взять например, отношение к Украине: любая твоя позиция в этом вопросе встретит общественное негодование). Поэтому я замечаю востребованность упрощенных схем ориентации в мире. Научный и общественный прогрессы компенсируются новым расцветом религиозности и традиционных семейных укладов, что негативно влияет на проблему притеснения женщин и меньшинств. Выбраться из этой ловушки России предстоит не скоро.

К радикальным течениям я отношусь скептически, но терпимо. Люди могут быть любыми: если я отношусь спокойно к геям и лесбиянкам, было бы слегка лицемерно относиться нетерпимо при этом к БДСМ-щикам. Кто как хочет, так и дрочит. Кроме этого, феминизм — это определенно еще и способ самовыражения. Есть категория людей, которым просто необходимо быть впереди прогресса общества. Это не плохо, это естественная потребность некоторых из нас. Когда-то примерно такие же люди начинали говорить, что Земля не плоская, сейчас примерно такие же по складу ума выступают за эмансипацию женщин. Мнение, что мужчины не могут принести пользы феминистическому движению можно перевести как «двуручной пилой удобнее пилить одному». Если кто-то так действительно считает, то это хорошая лакмусовая бумажка на искаженность цели приверженности этому движению, неверной его трактовке.

С моими родителями я не поднимал эту тему, однако, уверен, изменить их взгляды на данный вопрос будет проблематично. Тема феминизма — это то, что изменит будущее поколение, как только они ощутят эффект от этого движения. Тем, кому больше 40, уже мало что можно доказать, да и не нужно.

Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров