Город засыпает: Как живут казанцы, работающие по ночам


Enter пообщался с людьми, которые работают по ночам, и выяснил, как им удается быть бодрыми, пока весь город спит, отражается ли их режим на взаимоотношениях с близкими и почему они выбрали такой образ жизни.

Эдуард

28 лет, фельдшер

«Наше население не понимает, что нужно с уважением относиться к представителям суточных профессий»

Я учился на фельдшера в медицинском колледже, а сейчас являюсь студентом лечебного факультета в КГМУ. Параллельно с этим работаю в скорой помощи первым фельдшером, и в мои обязанности входит следующее: определение степени тяжести вызова, какие тактики нужно применять в той или иной ситуации и решение, в какую больницу должен поступить человек. Кроме этого, я являюсь сотрудником в центре медицинской токсикологии, где выполняю назначения врача, оказываю помощь больным, принимаю и выписываю их. Непосредственно в скорой помощи я работаю шесть лет, а в течение двух последних — совмещаю учебу в университете и свои смены в обеих организациях. Получается так, что я практически не отдыхаю.

Я работаю ночью и сутками. Мои обычные будни: днем я нахожусь в университете примерно до 16:00-18:00 часов, а потом бегу на смены. Работаю три ночи в неделю, в выходные заступаю на сутки, а летом выбираю дневную занятость в связи с каникулами в универе. На рабочем месте мы изредка можем позволить себе такую роскошь, как сон, но максимум два часа. Обычно я сплю от трех до восьми часов в сутки в зависимости от того, работаю в этот день или нет. Оставаться бодрым мне помогают кофе, чай, сигареты и общение с людьми. Однако когда я на скорой помощи, тяжелые состояния больных не позволяют задумываться о сне, так как ты постоянно прокручиваешь в голове: «Выживет?» или «Все ли ты сделал, что было в твоих силах?». Также особенность скорой помощи в том, что ты сам себе командир, и нет этой скучной обыденности. Тебя окружают разные люди, которые нуждаются в твоей помощи и находятся в разных состояниях: пятимесячный ребенок, 96-летняя бабушка, молодая женщина, которая рожает, или пьяный мужчина средних лет — в общем, скучать не приходится.

Помимо этого, есть еще одна причина, которая не дает тебе заснуть, — претензии людей. Они высказывают свое недовольство бригаде за долгое ожидание, хотя должны понимать, что фельдшеры не пьют чай и болтают о погоде, а уделяют внимание всем больным, не сомкнув глаз ни на час за сутки. Проблема не решится словесными конфликтами, так как нужно писать жалобы в Министерство здравоохранения, что скорая помощь приезжает с задержками. В 80-ых годах в Казани за 10 000 человек была ответственна одна бригада, а сейчас их только 75 на весь город. Наше население не понимает, что нужно с уважением относиться к представителям суточных профессий. Мы — не исключение. Например, на дороге нашу машину стали пропускать только после случая на Камчатке (автомобиль не пропустил скорую к умирающему пациенту, — прим. Enter).

Благодаря плотному графику у меня попросту нет времени на алкоголь, поэтому остается вести здоровый образ жизни, который со временем начинает приносить удовольствие. Бывают ссоры с девушкой из-за того, что редко видимся или я уделяю ей недостаточного внимания. Я понимаю, что такая реакция будет у любой представительницы прекрасного пола. Например, возникают сложности, когда планируем совместный отдых в мой долгожданный выходной, а я возвращаюсь после двух рабочих суток, ложусь спать и встаю только вечером — соответственно, весь день девушки насмарку. К сожалению, подобное случается часто. С друзьями аналогично: могу отменить встречу в кафе или выезд на природу в последний момент из-за дикого приближающегося желания уйти в сон. Но я стараюсь видеться с ними раз или два в неделю. Вообще, мне дают отпуск в виде 28 дней, когда я, казалось бы, должен жить как нормальный человек. На самом же деле, я возвращался из университета домой и не знал, что бы такого сделать полезного, помимо выполнения заданий. В первую неделю нагулялся с друзьями, решил многие вопросы, а потом заскучал от безделья.

Гузалия

54 года, стюард Кубка конфедераций

«С 9 до 18 часов сидеть на месте — это точно не про меня — можно сойти с ума от скуки»

Я работаю начальником смены на «Казанском комбинате строительных материалов» уже 33 года, а в период Кубка конфедераций решила побыть стюардом. На заводе у меня гибкий график, потому что с 9 до 18 часов сидеть на месте — это точно не про меня — можно сойти с ума от скуки. Поэтому на Кубке конфедераций я отдала предпочтение ночным и суточным сменам. К тому же, стандартный режим, на мой взгляд, как будто держит человека в рамках.

В дни проведения матчей я ответственна за безопасность зрителей в зоне КПП и самом стадионе. В остальные дни жизнь на «Казань-Арене» вовсю кипит, и здесь у меня уже другие обязанности: я отвечаю за питание персонала. Моя смена длится с 18:00 до 6:00. Люди, ответственные за кухню, раздают талоны питания стюардам, а мы считаем, сколько сотрудников зарегистрировалось в определенный рабочий день и рассчитываем порции. Позже я уточняю у старших стюардов, сколько человек из их группы уже поели.

Я не отношу себя к типам «жаворонок» или «сова», может быть, я просто «голубь» (улыбается, — прим. Enter). Мне достаточно поспать час или три часа, и я снова могу приступать к работе. С юных лет я веду образ жизни белки в колесе, наверное, поэтому заряд бодрости еще действует. К тому же, 24 часа в сутках — это катастрофически мало. На первом месте у меня работа: я могу целыми днями находиться здесь или бежать из одной организации в другую. Также я получаю третье высшее образование в Российском Исламском Университете, так как, на мой взгляд, в любом возрасте необходимы новые знания. И цель здесь совсем не в заработке, а в пользе для общества. Кроме всего этого, я занимаюсь волонтерской деятельностью: в моей копилке участие на Универсиаде, Олимпиаде и Паралимпиаде, а также Министерство строительства присвоило мне почетное звание «Ветерана труда».

Единственная большая проблема — мне не хватает времени на семью. Я стараюсь не обделять вниманием родных, проявлять заботу и любовь, но, может, этого недостаточно? Благо, муж, дети и внуки принимают меня и позволяют вести активный образ жизни. Мне крупно повезло с ними, а вот им — наоборот, честно говоря. Я полностью отдаюсь работе, учебе, обществу и масштабным мероприятиям, а потом уже бегу к ним. В этом плане ночной график наиболее удобен. Например, днем ты ходишь с детьми по врачам, отвозишь в школу или на секции и делаешь домашние задания, а только потом трудишься.

Анастасия

25 лет, водитель такси

«Не обходится без вопросов о бытии по ночам — я часто примеряю на себя амплуа личного психолога»

В этом году я окончила магистратуру и работаю биологом в лаборатории. На самом деле, долгое время я страдала от бессонницы, и в один день решила, что такси — хороший способ заработать, да и просто занять себя по ночам. В марте я стала водителем в «Убере». Главное преимущество данной компании — гибкий график — садись за руль, когда пожелаешь. Чаще всего я вожу в выходные, так как заказов бывает значительно больше, чем в будни. Начинаю в восемь-девять вечера и езжу до восьми утра. Такси — это нон-стоп, редко остается время на перерывы. Ну а быть активным помогают хорошее расположение духа с чувством ответственности за людей, не позволяющим задумываться о сне. По своему личному опыту могу сказать, когда ты максимально занят, то, как ни странно, ты наоборот более продуктивен. Придерживаясь правил тайм-менеджмента, можно охватывать все сферы жизни: близкие люди, личная жизнь, дела и увлечения. На самом деле, даже находясь в отпуске, я часто не успеваю сделать всего того, что успеваю в трудовые будни.

Я люблю водить машину, да и просто находиться за рулем. Еще до того, как купить свой первый автомобиль, я ездила на такси, и мне была интересна эта сфера. Могу сказать без сомнений, что мне нравится моя вторая работа, во многом благодаря адекватному контингенту, который я довожу от пункта А до Б, и гибкому графику.

В основном, я выхожу только два раза в неделю. Этим и прекрасна наша компания — если у тебя уже есть планы на выходные, можно просто не выходить. Никаких проблем в виде сурового начальника или прочих классических ситуаций не предвидится. Хотя, конечно, я часто слышу от близких людей что-то из разряда: «Ты слишком много работаешь. Может, оставишь это, а?». Но я еще не обзавелась семьей — сейчас для меня гораздо приоритетнее работа.

Такси заказывают абсолютно разные клиенты. Самое важное для меня — то, в каком бы состоянии ни был клиент, он все равно адекватен. Конечно, не обходится без вопросов о бытии по ночам — я часто примеряю на себя амплуа личного психолога. Бывает, предлагают поехать в другой город за N-ую сумму денег. Ну, или была забавная история: пару раз один мужчина заказывал такси с телефона жены до работы, но на деле он просил высадить его возле соседнего дома — шел к любовнице. Однако, в целом, кататься весело и интересно, потому что попадаются люди самых разных возрастов и национальностей. Кстати, особенно сейчас, в период Кубка конфедераций, можно встретить иностранцев и таким образом практиковать английский — красота.

Если я вижу, что человек неадекватный, и, более того, находится в состоянии алкогольного опьянения, то без каких-либо сомнений отменяю поездку, при этом выслушивая недовольства с ненормативной лексикой. Есть стереотип, что девушка за рулем — это обезьяна с гранатой (смеется, — прим. Enter). Но я ломаю эти стереотипы, и пассажиры сами признаются в конце поездки, что им все понравилось. Я подстраиваюсь под клиента: захочет поговорить — будем вести беседу, а если он пожелает послушать музыку — я ее включу. К тому же, бывает, пассажиры во время поездки говорят между собой. Я стараюсь не вникать, так как это личная и конфиденциальная информация. Но иногда можно услышать восторженные речи и положительные впечатления о Казани — наш город посещает много туристов. Парни или девушки, направляющиеся в клуб или ресторан или возвращающиеся оттуда, рассуждают о сохранении отношений, истинной любви и регулярном сексе. Другие говорят о философии, смысле жизни и русской поэзии. Также перед Кубком конфедераций проводились ремонтные работы, и, конечно, главной темой бесед были дороги и пробки.

Сергей

25 лет, бармен

«Главный минус ночной работы в том, что твоя личная жизнь протекает странно»

Уже лет шесть я угадываю вкусовые предпочтения людей и готовлю самые разные коктейли. Сейчас я работаю в относительно новом проекте — Cult Bar, а раньше был частью команды Gonzo Bar. В будний день рабочее время заведения — 12 часов, в выходной — 15, тем не менее все сотрудники принимают участие в жизни бара 24/7 вне зависимости от того, находятся они там или нет. К тому же, нам не хватает людей, и после закрытия мы остаемся в баре еще на час, чтобы к следующему дню все было готово и чисто, таким образом, разгружая самих себя.

Сплю, в основном, по шесть часов. Если у меня официальный выходной, то стараюсь отсыпаться до победного. Но моя девушка уже в пять часов вечера начинает будить с криками: «Хватит! Я тебя совсем не вижу, а если и вижу, то только спящего!» (смеется, — прим. Enter). Да, главный минус ночной работы в том, что твоя личная жизнь протекает странно. Моя девушка — студентка, и когда я приезжаю домой к шести утра после бара — она еще не проснулась; я укладываюсь спать — ее будильник начинает звенеть в семь или восемь утра, и она уходит в университет. Мы вроде рядом, а вроде и нет. Также получается своеобразный досуг: тяжело посещать культурно-массовые мероприятия, так как они проходят днем, а в это время мне нужно восстановиться после работы. При этом я уверен, что работа в ночное время суток не мешает находить время на семью. Все мои коллеги прекрасно справляются с ролями мужей или отцов. Как говорится, было бы желание.

Помимо прочего, мне тяжелее справляться с различными бюрократическими делами, например, поездкой в ГАИ или уплатой налогов. Еще один момент: в силу различных движух и вечеринок я перестал любить музыку в заведениях. К примеру, когда Chop-Chop отмечали свой день рождения, у меня был выходной, и я решил пойти в «Соль». Да, было круто, и организаторы молодцы. Но, скажем так, из-за издержек профессии казалось, что я все еще на работе. То есть, не отдыхаю как все, а, скорее, оцениваю мероприятие. Ведь существует шаблон вечеринок, и я знаю, как они все проходят снаружи и изнутри. Поэтому в тот раз в «Соли» я был больше наблюдателем, чем гостем.

Мне нужно всегда быть в хорошем расположении духа, ведь никого не волнует, во сколько я проснулся. В принципе, мне не приходится надевать маску улыбчивого бармена, потому что я на самом деле таковым являюсь. Конечно, иногда батарейка садится, и я чувствую усталость, особенно в воскресенье или понедельник — это тяжелые дни. Однако у нас отличный штат: например, сегодня я пришел попозже, потому что не выспался — здесь тебе всегда идут навстречу.

Екатерина

26 лет, стюардесса (имя и возраст изменены, — прим. Enter)

«Больше, чем кофе, бодрит только мысль о том, что прилет через два часа»

Ты можешь проспать восемь или двенадцать часов, зная, что сегодня тебя ожидает ночной рейс. Однако с наступлением темноты все равно будет клонить в сон. Когда салон самолета спит, ты видишь, что у пассажиров закрыты глаза, наступает соблазн сделать то же самое, ведь этого все равно никто не заметит (смеется, — прим. Enter). В аэропорту с наступлением ночи все находятся в полусонном состоянии. Я приезжаю на работу за два часа до рейса, потому что мне нужно пройти процедуру досмотра и врача. Сотрудники аэропорта и доктор вялые, и все, что читается в их глазах — это «хочу спать». Успокаивает то, что когда ты встречаешь пассажиров, они жаждут того же: поскорее сесть в мягкие кресла и видеть сновидения. Выглядеть бодрой и таким образом «обманывать» окружающих помогает красная помада — сонные глаза остаются незаметными благодаря яркому цвету. Однако есть и другая сторона медали: например, после пятичасового ночного рейса в Египет уже через час нас ожидает перелет обратно в Россию. По местному времени доходит шесть утра, в самолет заходят довольные пассажиры, встретившие новый день, а ты не можешь влиться в их «компанию» из-за того, что потерялся во времени. Ты хочешь спать, да и при свете дня тяжело скрывать усталость. Бывает, стоишь в салоне самолета на высоте 10 тыс. метров, чувствуешь дикое переутомление, закрываешь глаза и в голове проскальзывает: «Черт, где здесь отдел кадров?» (смеется, — прим. Enter).

Мы заканчиваем смену в 12 часов, и, следовательно, этот день полностью убит. Конечно, можно не ложиться и ходить как зомби, но я уже не в том возрасте, чтобы так делать, потому что сон — это необходимость. Скажу банальную вещь: если его будет недостаточно в твоей жизни — здоровью конец. Получается, после работы я сплю несколько часов, и мой новый день начинается лишь к вечеру. Я выхожу гулять одна, так как непросто найти себе компаньона в будни. Под людей сложно подстраиваться: каждый живет, ориентируясь на свой график. Тем не менее, на своем опыте я убедилась, что лучше вовсе не спать, чем ложиться «на три часа», — этот трюк только дразнит организм. Среди моих коллег есть те, кто летает больше 10 лет, и, конечно, после работы они бегут к своим кроватям, потому что мифы о приливе энергии и сил после перелета — это чушь. Такой навык не приходит с опытом, скорее, наоборот: со стажем приходит понимание того, что сон — это благодать.

Еще одна особенность моей работы: график составляется только на два дня вперед, другими словами — мы не можем что-то планировать, можем лишь знать, что в какой-то определенный день удастся выспаться. Как-то раз после очередной бессонной ночи я решила сделать татуировку. Два взлета и две посадки остались позади, я выпила кофе с ликером и поехала к тату-мастеру. В итоге, она отказалась бить тату из-за моего состояния, опьянения смешанного с отсутствием сна — пришлось перезаписываться еще два раза.

Мои коллеги пьют зеленый чай с медом для бодрости, но я считаю самым эффективным способом кофе. Больше, чем кофе, бодрит только мысль о том, что прилет через два часа (смеется, — прим. Enter). Вообще, у нас есть еще один метод борьбы со сном: в кабине пилотов каждого дальнего магистрального самолета есть кислородные маски, с помощью которых «открывается» второе дыхание. Пилоты прибегают к этому способу, но я сама ни разу не пробовала, потому что это вредно.

Однако в моей ночной работе есть свои плюсы. Ночные рейсы тем и хороши, что все спят: плаксивые и капризные дети, недовольные женщины или подвыпившие мужчины. И даже нам, в принципе, можно спать по очереди. Главное, чтобы два сотрудника следили за состоянием самолета — мало ли, вдруг что-то случиться с пассажирами. Я несколько раз случайно засыпала в сидячем положении, но это уже спустя какое-то время работы стюардессой, так как поначалу я не могла себе этого позволить из-за чувства ответственности.

Самое приятное в моей работе — смотреть в окно во время взлета или посадки и наслаждаться удивительной красотой природы и планеты: горы, равнины, моря, Малая и Большая Медведицы, Млечный Путь. В такие моменты я думаю, что моя профессия определенно того стоит. И раз я до сих пор замечаю прекрасное, значит, я еще не «перегорела».

Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров