Иван Дорн — об «OTD», своем лейбле и будущем релизе


Завтра, 24 октября, Иван Дорн отыграет концерт в «Эрмитаже» в рамках тура «OTD». Enter пообщался с Иваном до выступления, чтобы выяснить, какой закон ему пришлось нарушить ради обложки последнего альбома, с чем связана резкая смена парадигмы в его творчестве и будет ли следующий релиз таким же внезапным, как «OTD».


— Новый релиз «OTD», который услышат казанцы, отметился переменой звучания — от фанкового Randorn до почти что джука на новом альбоме. С чем связана такая резкая смена парадигмы?

— Новый альбом сочинялся другими головами. Над «OTD» работал тот состав, с которым я сейчас же и выступаю: Сурен, Гнев, Джо, Пахатам и я. Новые люди — новые мысли. Мне хочется, чтобы и следующий альбом отличался от того, что мы делали раньше.

— Повлиял ли на звучание релиза уход Ромы Bestseller в сольное плавание? Поддерживаете ли вы с ним контакты сейчас?

— Вы сами отмечаете отличие второго альбома от третьего, а значит уход Романа и привлечение в проект новых ребят действительно отразилось на новом релизе. Конечно же, я поддерживаю теплые отношения с человеком [Романом], который научил меня воплощать идеи в музыку и, собственно, помог достичь мне того, что я сейчас имею.

— Обратили внимание, что во время «лайвов» вы чаще стали переходить на английский язык. Это репетиция перед западными выступлениями или такая «выучка» слушателя?

— И то и другое. Однако, в первую очередь, это часть концепта для слушателей из стран СНГ, где мне хочется оправдывать английский текст методом общения на этом языке вне песен. Хочу дать понять своим, что я знаю немного больше, чем просто заученные тексты. Мне важно, чтобы мои слушатели понимали, что я работаю над собой. Верю в то, что для многих это будет стимулом.

— По опыту предыдущих выступлений, можно сказать, что аудитория в России привыкла к «новому Дорну»?

— Однозначно! Моя публика стала толерантной к моим изменениям и даже готова меняться вместе со мной. С самого начала своего сольного пути я пытался донести до слушателей, что не готов стоять на месте. Люди, которых я сейчас наблюдаю на своих концертах, уже не просто совпадают со мной музыкальными вкусами, — это мои единомышленники. И даже больше — у нас схожая жизненная философия, я уверен.

— «OTD» записывался на американской студии. А как вообще в США отнеслись к вашей музыке? Например, ребята, которые ее сводили и мастерили? Или аудитория мигрантов из СССР, которые выросли в основном на ностальгической музыке из 80-х и 90-х?

— Люди из США отнеслись по-разному, но, в целом, все говорят о том, что такую музыку могут не понять и нужно долго искать тех, кто захочет это выпустить. Меня это, конечно же, радует, так как для быть сложнее, чем изначально задумывалось — это только плюс. Вопрос в том, насколько я готов упрощать — а я вообще не готов. Аудитория мигрантов из СССР пока даже и не понимает, какой успех может иметь моя музыка за границей. А что касается тех, кто сводил и мастерил — они пришли к тому, что им все-таки нравится мой музон, однако, к этому мы смогли прийти только через слой многоразовых прослушиваний.

— Вас устроил финальный результат работы с зарубежными «звуковиками»?

— Более чем. Я нашел офигенного специалиста по сведению, которого буду советовать всем своим друзьям-музыкантам. Однако в конечном итоге мастерил у Корнея (звукорежиссер Корней Кретов, работающий на студии Xuman Records в Москве, — прим. Enter). И он переплюнул троих мастеров из Америки.

— Из официального сайта: «ради съемки обложки альбома “OTD” нужно было нарушать закон». Какой?

— На самом деле попыток нарисовать обложку для альбома было несколько. Один раз я раз в несколько минут выбегал из-за угла к одному и тому же месту в Глендейле и рисовал на стене название альбома. Это был фасад какого-то банка, который в тот день не работал — очко было сжато до максимума.

Согласно концепции, я должен был сфотографировать надпись таким образом, чтобы моя тень тоже присутствовала на снимке, поэтому все происходило днем — иначе никакой тени и не было бы. Соответственно, несложно было меня спалить и сдать копам с потрохами. Телевизор же мы украли с веранды чьего-то дома, оттащили его на чью-то частную парковку, снимать на которой нам никто не разрешал. Не говоря уже о мелких хулиганствах, которые по закону вполне могли бы принести мне неприятности. Например, я ездил на машине в поисках подходящей стены и, как только находил ее, выбегал из тачки с другом и баллончиком, чтобы быстро и без палева «забомбить».

Варианты обложки к альбому «OTD»

— Клипы на «Collaba» и «OTD» вам снимал Айсултан Сейтов. Посмотрели другие его работы для Noize MC, Miyagi и Эндшпиля, T-Fest, L’One. Как думаете, он вообще далеко пойдет? Каково работать с таким парнем?

— Айсултан уже далеко. Он уже высоко и не собирается ограничиваться нашим рынком. Он по-любому снимет клип какому-нибудь Маклмору (Macklemore — американский рэпер и музыкант, — прим. Enter) и еще парочке рэп-исполнителей, а потом трахнет нас всех полным метром. С таким парнем круто работать, потому что синтез именно с ним приносит мне интересные визуальные решения. Также я очень ценю его монтажера Максима, который приложил руку к этим же двум клипам — суперкоманда у нас получилась.

— Отдельное внимание уделим «разогревам» перед живыми выступлениями. По какому принципу выбираете группы? Менеджер отсматривает сотни дисков с демо или зовутся близкие по духу?

— Есть те, кто стучится к нам в двери с просьбой выступить у нас на разогреве, но с появлением «Мастерской» этот вопрос попросту исчез. В туре с «OTD» нас разогревают исключительно артисты лейбла. До этого же я сам отмечал артистов, близких мне по духу. Принцип выбора везде одинаков — музыкальность и честность в своем деле.

— Кстати о «Мастерской». Это объединение появилось чуть больше года назад. В паблике лейбла во «ВКонтакте» указана почта и призыв отправлять демки. Присылают?

— Конечно! Это наш основной источник поиска релизов. Почта «Мастерской» — это место, где я черпаю вдохновение, с удовольствием купаясь в поисках будущих артистов лейбла. За это время нам прислали больше 3 000 демок — мы нашим небольшим худсоветом прослушали каждую из них.

— Кто вообще входит в команду лейбла, кто отвечает за отбор будущих подписантов? По какому принципу происходит отбор треков?  Важно ли какое-то отдельное музыкальное направление или приветствуется жанровое разнообразие?

— Все отталкивается от моего личного музыкального вкуса и вкуса команды «Мастерской», поэтому жанровое разнообразие — это, скорее, наша политика, нежели непоследовательность. В команду лейбла входит A&R, который копается в просторах интернета, почте — где угодно, чтобы найти для нас новую музыку; отдел продаж, отвечающий за размещение релизов на полках диджитал-магазинов; а также маркетолог, копирайтер, пиарщик, юрист и я.

— В интервью [порталу The Flow] вы упоминали, что в «Мастерской» все держится на «честном слове»? Почему? Вообще, может ли лейбл существовать долгое время при таком раскладе?

— Может, если эту команду собираю я. Не люблю себя нахваливать, но у меня дар находить людей, которые горят своим делом и делают это уже на протяжении семи — а кто-то и десяти — лет со мной вместе. И, поверьте, дело не в зарплате. К тому же это не значит, что все поголовно со мной срабатываются — нет. Но те, кто срабатывается, остаются надолго.

— В России уже появилось нарицательное название для направления, первопроходцем которого вы, в принципе, стали — укрпоп. Constantine, Луна, Onuka, Джамала, «Грибы», Monatik, «Время и Стекло» и многие другие — примеров множество. Тайком посматриваем украинские музыкальные премии и завидуем сплоченности украинских артистов — единый «свежий» звук и сильная энергетика. Поддерживаете ли вы связь между собой во время гастролей?

— Да, поддерживаем, но не со всеми, а лишь с теми, чье развитие меня волнует. Разумеется, во время гастролей это дается сложнее, поэтому мы общаемся только тогда, когда мы в одном городе и есть время на то, чтобы пересечься, поделиться новостями, опытом.

— Кстати, недавно вышел сингл «Пристально», который по звучанию близок к временам альбома Randorn с фанком и соулом. С чем связано возвращение к текстам на русском языке?

— Ну, во-первых, а почему я должен петь только на английском? Я никому не говорил, что ограничил себя одним языком. А во-вторых, я почувствовал, что нужно выпустить «Пристально» именно сейчас: в поддержку тура, в поддержку отношений с моей аудиторией, в поддержку себя в музыке.

— Не станет откровением, что «OTD» удивил многих. Есть ли какие-то наработки на будущий релиз? Или он будет таким же внезапным, как и «OTD»?

— Направление — да, а вот наработок нет. Есть идея, в которой мы будем себя проявлять и звучит она как хип-хоп-альбом. Да и концепт тоже есть, но вот какой — не скажу.

Текст: Федор Быков, Арина Добродеева, Лола Малова 
Фото: Катя Кондратьева

Смотреть
все материалы

Новости партнеров