Как живут представители гомосексуальной ориентации в Казани


Enter расспросил представителей ЛГБТ-сообщества о том, с какими сложностями могут столкнуться гомосексуальные пары и узнал их отношение к единственному гей-клубу Казани.

Иджи и Кристина, 25 лет

«Еще один факт, почему парням сложнее, чем нам»

Кристина: Если быть точным, то мы вместе 2 года и 8 месяцев. Мы познакомились в нашем родном городе Барнаул: однажды моя подруга показывала фотографии с вечеринок, и мне сразу приглянулась Иджи. Я нашла ее страницу в социальных сетях, написала ей, но она, скажем, «отшила» меня, ответив, что не нуждается в новых знакомствах. Спустя какое-то время Иджи объявилась, наверное, написав мне от скуки (смеется, — прим. Enter). А дальше по стандарту: узнавали друг друга, общались на разные темы, постоянно разговаривали по скайпу и наконец-то встретились.

Понимание сексуальной ориентации приходит ко всем по-разному: в студенческие годы я жила в общежитии, и соседка по комнате начала за мной ухаживать, затем познакомила меня с «темой» (тема — сленговый термин, означающий «представители ЛГБТ-сообщества», — прим. Enter) на вечеринке, и с тех пор я стала общаться только в этом кругу. Правда, каминг-аута (открытое признание человека своей принадлежности к ЛГБТ-сообществу, — прим. Enter) у меня до сих пор не произошло: родители не знают об Иджи и о том, что мы живем вместе. О нас я рассказала сестрам, брату и друзьям, которые отнеслись с пониманием. На работе все наоборот — о моей сексуальной ориентации знают все и относятся к этому спокойно.

Я отдельно и мы как пара не сталкиваемся с негативом, так как все наши знакомые толерантны. С ребятами из «темы» я сейчас общаюсь редко, наш круг общения состоит из натуралов. Бывало, что поначалу люди имели свое мнение насчет сексуальных меньшинств, но после знакомства с нами это представление размывалось. В Казани есть один гей-клуб. Раньше на территории заведения был забор возле входа, и охранники по камере смотрели, кого можно пропускать. Сейчас забора нет, следовательно, безопасности тоже. После некоторых достаточно негативных случаев из жизни наших знакомых нас посещают мысли о переезде на ПМЖ в другую страну, но своими силами сложно уехать, если только рассматривать вариант политического убежища. Наш друг-гей таким образом поехал в Испанию, но без знания языка, нужного образования навряд ли возможно жить достойно, поэтому все бросать и переезжать мы не готовы.

Иджи: С детства я осознавала, что мне не нравится противоположный пол. В библиотеке искала статьи и книги о гомосексуальности и поняла, что такие люди есть, раз о них пишут. Но чем старше я становилась, тем больше испытывала смущение: как-то раз моя подруга из класса разболтала всем, что я лесбиянка. Школа была маленькая, впрочем, как и город, и об этом узнали за один день. Помню, как девочки пытались избить за гаражами, а директриса хотела выгнать меня из школы. С мамой каминг-аут произошел в 15 лет. Она без моего ведома прочитала смс на телефоне, потом мы вместе ходили к консервативному психологу, который внушал, что гомосексуальность ― серьезное заболевание. Ради эксперимента я встречалась с парнями, но это все было не моим. Мама поняла, что этими сеансами ничего не решить, и ей осталось только меня принять. Все происходящее тогда сформировало мой характер.

Ни для кого не секрет, что быть гомосексуалистом небезопасно. Однажды и в моей жизни произошел очень неприятный инцидент. Я сидела в общаге со своими подругами, по которым можно понять, что они из ЛГБТ. И внезапно ворвались какие-то малолетки, которые впоследствии нам угрожали. Ладно, мы смогли вызвать полицию, а то не знаю, чем бы закончилась история.

В глазах общества мы выглядим как две подруги, которые идут за руки, обсуждая свои заботы. На девушек не обращают особого внимания, но представьте, какой случится резонанс, если подобным образом будут вести себя молодые люди ― это еще один факт, почему парням сложнее, чем нам. В социальных сетях большой выбор «тематических» групп, так что не составляет труда с кем-то познакомиться. Однако находящийся в поисках партнера и любви молодой человек обязательно столкнется с настоящими извращенцами.

Сергей, 26 лет

«Первым делом тебе пишут не “привет, как дела?”, а “сколько сантиметров?”»

В четыре года я понял, что ничего не испытываю к противоположному полу. Более того, иногда я видел в себе больше женское начало в связи с тем, что мог играть с куклами и переодеваться в девочку. Мое поведение смущало родителей, позже они списывали его на мою творческую впечатлительную натуру. Однако с детства я знал, что являюсь именно таким и не представляю себя иначе.

У меня всегда были подруги. В школе я переводился из одного класса в другой, меня не принимали товарищи. Помню, трудовик просил меня поливать цветы в классе, когда мои одноклассники строгали на уроках. Он понимал, что я другой, и, конечно, мальчиков это злило, что я отмахиваюсь легким заданием. Школу я окончил без троек, мне приходилось хорошо учиться, потому что списать бы мне никто не дал. Я тяжело вспоминаю школьные годы: честно говоря, они до сих пор мне снятся, так как наложили слишком сильный отпечаток.

Мой папа — бывший военный, а мама всю жизнь работала медсестрой. Типичные представители рабочего класса консервативных взглядов, казалось бы. Тем не менее они поддерживают меня и по сей день, с их стороны я никогда не видел осуждения или упрека, и я им чрезмерно благодарен за понимание. Каминг-аут с родителями произошел в 16 лет. Сначала они подумали, что это просто шутка или я не определился. Они окончательно убедились в том, что я говорил правду, когда познакомил их со своим первым парнем. Я стараюсь не посвящать отца в личную жизнь, чтобы не вводить его в конфуз. А с мамой у меня прекрасные доверительные отношения: я могу свободно рассказать ей, с каким парнем познакомился на днях или спросить совета. Честно говоря, я бы хотел принять участие в гей-параде, чтобы дать понять, что мы есть и мы обычные люди, но только если сама демонстрация будет проходить в нормальном культурном формате, а не придется гулять полуголым по главным улицам города. Я думаю, что такое мероприятие можно организовать как красивый и эстетичный праздник без вульгарной и искусственной пропаганды. Иначе мне было бы стыдно за всю «тему» и за себя.

Я был учителем ИЗО в школе: проработал одну четверть и ушел из-за мизерной зарплаты в 3 200 рублей. Со стороны начальства были небольшие замечания по внешнему виду в мой адрес из-за легкого ирокеза или чересчур вычурного, на их взгляд, свитера. Чуть позже я нашел свое призвание в психологии, чему очень рад. Мне кажется, что в школе меня бы подставили в конечном итоге. А вот мой знакомый столкнулся с явной дискриминацией на этот счет — его уволили из спортивного магазина. Он не манерный парень и не метросексуал, просто каким-то образом коллектив узнал о его сексуальной принадлежности, и гомофобный начальник решил попрощаться с ним. По отношению ко мне физических нападок никогда не было, хотя я часто ловлю косые взгляды из-за того, что выгляжу ярко и эпатажно. Среди моих знакомых есть те, кто действительно подвергался физическому насилию. Особенно возле казанского гей-клуба QB можно хорошенько получить, так как место достаточно известное. Со съемом квартир проблем никогда не возникало, так как я нравлюсь всем хозяевам и подхожу под их запросы: «не пьет, не курит, адекватный и интеллигентный человек».

«Темных» мест крайне мало, потому что в них нет спроса. Могу выделить QB на Баумана, сквер Тукая, который в наших кругах называется «Плешкой», и знаю, что латентная публика ходит в один модный сегодня городской бар. Помню, в далеком 2005 году представители «темы» были дружны: все общались и проводили время друг с другом. Тогда только-только появились чарты на МУЗ-ТВ, где можно было написать смс-сообщение из серии «Парень ищет друга». В 2006 году два гея отпраздновали свадьбу в уже давно закрывшемся клубе Pharaon, один их них был одет в белое платье. Сейчас же большая часть гомосексуалистов проводит спокойный досуг дома или сидит на сайтах знакомств, используя такие приложения на смартфонах как Hornet (приложение, в котором показывают на каком расстоянии от пользователя находится тот или иной объект, сколько человеку лет и какие цели он преследует, — прим. Enter), Bluesystem и Mamba GayCity. Но не стоит забывать, что по ту сторону экрана может оказаться тролль.

Я пытался сидеть на сайтах знакомств, но там очень грязно и пошло. Я же — сторонник моногамии и совместной семейной жизни. А на сайтах знакомств первым делом пишут не «привет, как дела?», а «сколько сантиметров?». Недавно, например, получил такое сообщение: «Хочешь встретиться в лифте? Я в “Южном” сейчас, приезжай». Подобные сообщения оскорбительны, отнимают силы и надежду, потому что я преследую серьезные цели, когда знакомлюсь с человеком. С такими людьми с фейковых страниц социальных сетей я не хочу связываться, так как нужно соблюдать меры предосторожности: никто не скрывает, что среди гомосексуалистов есть много болезней. Из других городов пишут более-менее адекватные люди, но я не виртуал, мне нужно видеть партнера рядом с собой, а к кому-то ехать и все бросать здесь — это дохлый номер.

Всем известный гей-клуб, находящийся на месте старой швейной фабрики, на улице Баумана — на мой взгляд, не самое лучшее заведение. Туда ходит разношерстная публика: можно увидеть любопытных натуралов или неопределившихся бисексуалов, а представители сексуальных меньшинств в последнее время редко там встречаются. В клубе я нечастый гость, но до сих пор живу в надежде, что там можно найти своего человека. Как итог: я всегда ухожу один, полный смятения и отчаяния, направляюсь в «МакДональдс» и ем чизбургер в одиночестве. Проходит несколько месяцев, и меня снова посещают мысли о походе в QB — в общем, какой-то бесконечный замкнутый круг.

Осенью я расстался с парнем, с которым у нас были длительные отношения. Оказалось, что для него вести совместный быт — это трудно. Хотя я брал на себя все: дом, материальные вопросы и решение мелких забот. Да и вообще, сталкиваешься с тем, что не всем нужна любовь, кому-то достаточно дружбы, гостевых отношений и секса.

Мария, 34 года

«Наверное, людям интересно, кто стоит рядом со мной: девушка или парень»

По своей натуре я — перфекционист и думала, что после университета меня ждет размеренная семейная жизнь, как у всех: запланированное рождение ребенка и остальные типичные социальные этапы. К своим 28 годам я получила высшее образование, состояла в браке и даже не думала, что, как гром среди ясного неба, встречу на своем жизненном пути девушку. На моем примере можно убедиться, что в жизни все происходит далеко не так, как мы планируем. Со своим уже бывшим мужем я познакомилась на первом курсе, сначала он был моим лучшим другом, а намного позже наши дружеские отношения переросли в нечто серьезное. А потом внезапно совсем иная любовь поразила меня — я встретила ее.

Моя первая история связана со взрывной и импульсивной 20-летней девушкой, отражающей мое эго в юности — возможно, именно поэтому ее поведение меня привлекло. Однако за этим образом крылся не только веселый, но и легкомысленный человек, для которого отношения со мной оказались очередной временной игрушкой. Параллельно со мной она встречалась с еще одной девушкой. Это был сильный удар для меня, ведь я могла разрушить свою семью. Тогда я находилась совсем без поддержки, потому что не знала, с кем могу поделиться с этой историей. Я тяжело переживала тот момент, поэтому приняла решение уехать в Москву, где работала в двух компаниях почти без выходных, чтобы не думать о предательстве.

Да, я продолжала жить с мужем, но лед тронулся, и прежние отношения было невозможно вернуть. Теплая атмосфера, трепетная забота и домашний уют, которые должна создавать жена, исчезли навсегда. Я решила заглянуть в «темный» клуб, где познакомилась со своей второй девушкой, и там снова произошла вспышка. На протяжении двух лет мы были вместе, но я ее изначально предупредила, что о разводе не может быть и речи. Лично для меня развод считался чем-то из ряда вон выходящим, но каждый день я просыпалась с мыслью: «Как жить дальше?». Мне было жаль мужа, я продолжала любить его скорее как очень близкого родственника, но не как мужчину. Он чувствовал, что мыслями я нахожусь явно не дома, и моей девушке тоже не нравилось, что я не развожусь с ним. Однако несмотря на проблемы и предубеждения, она все-таки переехала в Казань. В какой-то момент я поняла, что нахожусь не только в роли любовницы, но и исполняю материнские обязанности: контролирую, забочусь, даю советы и поддерживаю материально. Конечно, я чувствовала свою ответственность, так как человек переехал жить в другой город из-за меня. Но уже после нескольких месяцев я не выдержала и заявила, что не могу тянуть нас двоих, ей тоже нужно работать и привыкать к взрослой жизни. Если она станет достаточно ответственным человеком, и я смогу поверить ей, то сделаю серьезный шаг — уйду из семьи. Мы хорошо подходили друг другу, но все-таки расстались.

После нее я познакомилась в интернете уже с третьей девушкой, с которой живу три года. В течение четырех месяцев наше общение длилось на расстоянии. Она отказывалась приезжать ко мне, зная, что я замужем. Почему-то я была уверена в том, что с этим человеком все получится. Только в этих отношениях я окончательно осознала, что больше не хочу просыпаться с неопределенностью, каждый день обманывать мужа и видеть несчастливого человека рядом с собой — решение уйти было принято. Я не призналась мужу, что ухожу к девушке не потому что хотелось соврать в очередной раз, я знала, что это будет сильный удар по мужскому самолюбию. Конечно, он догадывался, но я никогда не подтверждала. Мы разошлись за год до официального развода. Момент настал: я перевезла все свои вещи, сняла квартиру и встретила нового человека в своей жизни на ж/д вокзале.

Моя девушка позиционирует себя парнем. Она не играет эту роль, а является таковой: и внешне, и внутренне. Наверное, людям интересно, кто стоит рядом со мной: девушка или парень, но это никого не должно волновать — мы не нарушаем общепринятых правил поведения. В быту у нас нет четких распределений домашних обязанностей. Поэтому в нашей семейной жизни практически не бывает ссор. Мы живем как обычная традиционная пара: ходим на премьеры в кино, слушаем джаз на концертах, забегаем в уютные кафе, также можем посетить местный гей-клуб. В основном, наш круг общения складывается из представителей «темы», с которыми мы выезжаем на пикники или шашлыки в летнее время.

Мне не доставляют дискомфорт натуралы, заглядывающие в QB, но я считаю, что для нас это небезопасно. А также не хочу показаться пафосной, но, не будь я лесбиянкой, то не пошла бы в место, больше напоминающее столовую советского типа, где по вечерам выступает травести-шоу на сцене, благодаря которому и создается такая атмосфера. Когда друзья из моего родного города приезжают в Казань, честно признаться, мне стыдно вести их в QB. К сожалению, выбора нет, но хотелось бы, чтобы было более достойное место нового формата.

Я не приветствую, чтобы на работе знали о сексуальной ориентации. Я работала в самых разных компаниях и нигде не озвучивала это. Какие бы дружеские отношения ни были с коллегами, не нужно посвящать их в личную жизнь. В России редко можно увидеть адекватную реакцию на этот счет. Кто-то попросту не готов к этой информации, а кто-то может ее использовать в корыстных целях. Я хочу, чтобы на работе меня оценивали по профессиональным качествам, а не по моей сексуальной принадлежности.

Мне по душе находиться за рубежом. Посещают мысли об отъезде не из-за того, что хочу поскорее выйти замуж, а по другим причинам. Мне уже 34 года, и я слышу стрелки часов — нужно рожать, но понимаю, что моему будущему ребенку не дадут нормально жить в России, и этот вопрос меня беспокоит. У нас люди любят лезть в чужую жизнь, обсуждать, кто с кем спит, будто разбираются во всем лучше остальных. Но на самом деле, я не хочу, чтобы в России «принимали» гомосексуализм. Если вдруг разрешат, то все начнут максимально показывать свою сексуальную принадлежность. Мне не нужны гей-парады или политические митинги. Я не стесняюсь и не боюсь, просто не вижу необходимости, я спокойно живу без явных ущемлений.

Старшее поколение моей семьи не знает о моих отношениях с девушками. На их вопросы о личной жизни отвечаю, что пока не планирую во второй раз замуж. На самом деле, есть представители «темы», которые долго не могут в этом признаться. Обычно их ответы звучат так: живу с подругой, вместе снимаем квартиру; это моя лучшая подруга, мы с ней часто видимся; у меня есть молодой человек, но я не готова вас знакомить. Мама моей девушки в курсе с самого начала, когда ее дочь стала относить себя к представителям ЛГБТ. Она принимает свою дочь, какая она есть. И мама рада, что доверила ее в руки серьезного человека (улыбается, — прим. Enter).

Смотреть
все материалы
  • и

    Крутой материал!

  • Сергей

    Очень душевные и честные откровения ! Это лишний раз доказывает, что все мы разные, но во всех людях живет человек и об этом важно всегда помнить.

Новости партнеров