Лео Габриадзе — о семье, новом мультфильме и Грузии


В конце апреля в российский прокат вышел полнометражный анимационный фильм «Знаешь, мама, где я был?» актера и кинорежиссера Лео Габриадзе. Картина основана на рассказах его отца — Резо Габриадзе — грузинского художника и сценариста фильмов «Мимино» и «Кин-дза-дза!».

Enter поговорил с Лео Габриадзе о его переключении с полнометражных фильмов на мультипликацию, внезапном интересе российских туристов к Грузии, а также о том, почему анимация — перспективная профессия.


— Расскажите, как велась работа над мультфильмом? Кто, помимо студии «Базелевс», участвовал в проекте?

— Как и всегда, самым важным этапом в производстве любого кино является набор команды. Продюсер у нас уже был — Тимур [Бекмамбетов] — высшего уровня профессионал. Нам надо было просто подобрать правильных людей, которые поверят и влюбятся в идею. Сперва мы сняли рассказ Резо, много разных историй, а потом вместе с талантливейшим монтажером Машей Лихачевой нашли драматургическую линию; потом к команде подключились аниматоры Света Матросова и Лиза Австрийцева. Все были воодушевлены проектом, что для меня было очень важно. Когда самой команде нравится, что они делают, когда все это происходит без какого-то цинизма и не ради денег, когда люди ходят на работу с улыбкой — это же прекрасно. Самое главное — найти профессионалов и обеспечить их атмосферой, в которой их талант может раскрыться. В этом заключается важнейшая часть режиссерской работы.

Лео Габриадзе

— А как долго велась работа непосредственно с командой?

— Мы достаточно быстро все смонтировали, а потом начался анимационный период, продлившийся около года. Я провел в одной комнате двенадцать месяцев почти без выходных — это было счастливое время, когда мы работали с отцом, аниматорами, монтажерами. Иными словами, с командой, с которой хочется работать всю жизнь.

— То есть у вас были иллюстрации Резо [Габриадзе], которые вы впоследствии раскрашивали и анимировали?

— Не совсем. Мы с Машей поступили по-другому. Сперва записали, как Резо рассказывает истории, потом при монтаже начали объединять эти истории в одну — таким образом мы создали настоящий аудио-рассказ. После я попросил отца нарисовать героев, реквизит, местоположение, интерьер, экстерьер и так далее. А в конце, добавляя музыку и различные шумы, доводили до финала. Как я уже говорил, у нас не было сценария.

— Сценария не было, но, как я поняла, вы начали записывать истории отца с 1994 года и сейчас, спустя 24 года, выпускаете фильм. Что послужило причиной для выпуска именно в 2018-м году, вы наконец систематизировали достаточное количество материала или просто пришло время?

— Наверное, я сейчас сам вхожу в тот возраст, когда начинаешь задумываться о смысле жизни. А мой отец может отлично формулировать подобного рода вещи, поэтому мне захотелось передать зрителям всю суть именно его словами. К тому же кинопроизводство — довольно сложная вещь: нужно понимать, что здесь задействован далеко не один человек. Благодаря участию Тимура [Бекмамбетова] и остальных членов команды нам удалось сдвинуть дело с мертвой точки.

Я еще в 90-х купил в Америке видеокамеру и начал записывать Резо, потому что боялся, что он может забыть все эти замечательные истории. Он тогда прорисовал нескольких героев и даже начал анимировать, но это дело очень трудоемкое, без команды сложно. Сейчас же даже в России очень много хороших аниматоров — одно удовольствие работать с такими мастерами.

— Не думали после фильма сделать на основе иллюстраций комикс или графический роман?

— У нас есть идея издать оригиналы Резо в виде книги. Для фильма мы их раскрашивали и анимировали, но они заслуживают интереса и сами по себе. Особенно у людей, увлекающихся изобразительным искусством и графикой, потому что эти рисунки мастерски исполнены в такой, знаете, немного наивной технике детского рисунка; они полны динамики — одни только позы героев раскрывают их характеры, не говоря уже об одежде, взглядах и так далее. Его оригиналы, понимаете, они живые. Даже без анимации.

— Вы говорили, что в фильме вымысел перемешивается с реальными историями и нельзя понять, где правда, а где нет. Как думаете сами, в процентном соотношении, какая часть истории — фикция?

— Знаете, так устроен мой отец: он рассказчик. Он работает в жанре, в котором присутствует и соцреализм и сказка. Если публика не принимает его правила игры, то и слушать неинтересно. А если он видит, что ты поверил за счет обилия деталей, то с удовольствием принимает тебя в свой мир, действие в котором развивается совершенно невероятным, фантасмагорическим образом.

— Если честно, вся эта история напоминает мне «Крупную рыбу» Тима Бертона.

— Да-да, по духу они чем-то похожи. Мне вообще нравятся фильмы о взрослении. Тем более сейчас: через призму лет все в прошлом кажется добрее и слаще. Деревья были намного выше, а пирожные гораздо вкуснее. Нам хотелось поведать историю из взросления Резо, немного приукрасив ее детскими фантазиями. А самим — спрятаться за его спиной, чтобы ничего не отвлекало от рассказа. Мы постарались оставить зрителей наедине с Резо и его историей — никому из команды нельзя тянуть одеяло на себя, оно должно двигаться вверх одним фронтом.

— С командой, кажется, все понятно. А на какую аудиторию рассчитан ваш мультфильм? Ведь в нем в качестве персонажей будут и Менделеев, и Ленин, и Сталин, и даже Гитлер — это ориентация на взрослую аудиторию или, скорее, способ ликбеза для детей?

— Поскольку эта картина — история моей семьи, я думаю, что и сам фильм предназначен для семейного просмотра. Это как «Том Сойер» — такая форма, которая подходит и для детей (потому что они ассоциируют себя с героем) и для взрослых (потому что они вспоминают себя в том возрасте).

Трейлер анимационного фильма Лео Габриадзе «Знаешь, мама, где я был?», снятого по рассказам его отца — сценариста «Кин-дза-дза!» Резо Габриадзе, 2018

— Я правильно понимаю, что «Знаешь, мама, где я был?» — ваш первый опыт в мультипликации?

— По сути да, не считая анимационных рекламных клипов. Но этот фильм все-таки довольно объемный по продолжительности — час. И я счастлив, что прошел через это, посмотрел, как на этом поприще все устроено. Да и мне кажется, что само производство анимации мне больше подходит по характеру.

К тому же, я фактически вырос в кукольном театре, а они с анимацией, по сути, родственные жанры. Что тут, что там — тот же уровень условности — необходимо убедить зрителя в том, что все это правда, а эмоции и переживания самые настоящие. Примерно так я и попал в анимацию — совершенно случайно.

Вообще, всем людям, которые ищут профессию, мне хочется сказать, что анимация — очень перспективное направление. Сейчас, когда коммуникации стали визуальными, публика больше хочет смотреть истории, нежели читать их. Еще 20-30 лет назад анимация была совершенно в ином состоянии, но с приходом компьютерной графики диапазон этой профессии расширился. Мы живем в замечательное время, когда это направление — начиная от графической анимации и заканчивая большими 3D-фильмами — оказалось очень популярным. Мне кажется, сейчас необходимо призывать молодежь обратить внимание на эту профессию.

— Возможно, но где российским аниматорам получать достойное образование, если у них нет возможности уехать из страны? Ведь вы сами еще в 90-х учились в Калифорнийском университете на факультете Дизайна и анимации. Видимо, тогда еще в СССР не было ничего подходящего вам по профилю. Но есть ли сейчас?

— Я не очень верю академическое образование. Мне кажется, учиться надо по старинке — найти наставника и уговорить его взять вас в подмастерьи.

— В последнее время все больше россиян открывают для себя Грузию как курорт и приезжают восторженными, рассказывая о добрых гостеприимных жителях, дешевом вине и потрясающей кухне. А ваш мультфильм — он же наверняка весь пропитан грузинским духом. С чем, на ваш взгляд, связан этот буквально недавно вспыхнувший интерес к Грузии?

— Наш фильм полон духом Грузии, но именно Грузии глазами моего отца — человека, который очень тонко чувствует нашу страну. Я надеюсь, что сюда будут приезжать не из-за дешевого вина, а из-за культуры и гостеприимного народа. «Знаешь, мама, где я был?» — мультфильм про корни и про то, насколько важно помнить историю не только своей страны, но и семьи. Вот знаете же парад с фотографиями, который на 9 мая проходит?

— Да-да, знаю, «Бессмертный полк».

— Вот. Представляете, сколько в этом полку историй? Все эти люди, которые идут с табличками и плакатами, они столько всего пережили, что каждый из них заслуживает отдельной книги или фильма.

10 любимых мультфильмов и мультсериалов Лео Габриадзе:

«Рататуй», реж. Брэд Берд, Ян Пинкава, 2007


«Суперсемейка», реж. Брэд Берд, 2004


«Корабль-призрак», реж. Хироши Икэда, 1969


«Ежик в тумане», реж. Юрий Норштейн, 1975


«Валл-И», реж. Эндрю Стэнтон, 2008


«Уоллес и Громит: Проклятие кролика-оборотня», Стив Бокс, Ник Парк, 2005


«Бесподобный мистер Фокс», реж. Уэс Андерсон, 2009


«Вверх», реж. Пит Доктер, Боб Питерсон, 2009


«Унесенные призраками», реж. Хаяо Миядзаки, 2001


«Футурама», реж. Питер Аванзино, Брэт Хааланд и др., 1999-2013

Смотреть
все материалы

Новости партнеров