Основатель Unsound — о деструктивной музыке, рискованном лайнапе и НИИ «Прометей»


В эту субботу в Казани пройдет фестиваль аудиовизуального искусства Unsound Dislocation. Это дочерний проект Unsound — ежегодного музыкального фестиваля, который зародился в Кракове. Лайнап казанского Unsound Dislocation стал одним из самых больших в истории проведения этого мероприятия, а участие в нем примут музыканты и художники из 20 стран Европы, США и России.

Незадолго до начала фестиваля в Казань приехал основатель и организатор Unsound Мэт Шульц. В интервью Enter он рассказал об окончании эпохи дабстепа, обоснованном выборе андеграундных площадок для проведения фестиваля и массовом переезде артистов в Берлин — столицу электронной музыки.

Путеводитель по фестивалю аудиовизуального искусства Unsound Dislocation
Игра: Создайте лайнап фестиваля Unsound Dislocation


Мобильность фестиваля

«Каким бы большим ни был фестиваль, его все равно нужно делать интересным и рискованным, иначе может стать скучно»

Все началось в Кракове в 2003 году — тогда фестиваль был андеграундным и очень небольшим. На самом деле, он в буквальном смысле был андеграундным, потому что проходил в подвале. Мы начали заниматься Unsound с другом в качестве хобби, и на протяжении шести лет это было для нас небольшим развлечением. Но в то же время мы регулярно поддерживали связь с другими городами, думая о том, что проект может стать мобильным. Может быть, отчасти потому, что мы с другом родом не из Польши, а из Австралии и Америки. Сначала участники и организаторы были волонтерами, а деньги мы получали только от продажи билетов. Иногда нам помогали культурные организации, например, Гете-институт. Теперь же Unsound стал для Кракова значимым мероприятием, и мы начали получать поддержку от муниципалитета. Фестиваль заработал хорошую репутацию места, где зрителям можно познакомиться с новыми артистами, а самим музыкантам из разных стран — начать взаимодействовать. Кроме Кракова, проект проходит еще в нескольких крупных городах: Нью-Йорке, Торонто, Лондоне. Есть и другая сторона фестиваля, когда мы ездим в маленькие города — Unsound Dislocation — именно он и пройдет в Казани.

14 лет назад, когда мы только начинали, существовало не так много фестивалей в формате, близком к Unsound. Однако в моих планах никогда не было создания такого глобального проекта. Возможно, поэтому я не боялся рисковать и думал, что если не сработает — ничего страшного. Мы с другом совершенно не знали, как создавать что-либо, поэтому произошло некое крещение огнем, а оно является лучшим способом научиться делать что-либо правильно. Сейчас в создание фестиваля вовлечено больше людей, и мы очень рискуем, составляя лайнап, ведь не зовем предсказуемых артистов. Каким бы большим ни был фестиваль, его все равно нужно делать интересным и рискованным, иначе может стать скучно.

Завершившаяся веха дабстепа

«Иногда действительно лучше слушать музыку в полной темноте, а иногда — дополнять ее различными техническими штуками»

Существует много фестивалей, связанных с музыкальной культурой и аудиовизуальный фестиваль — это один из видов подобных мероприятий. Есть артисты, которые хотят сосредоточить внимание слушателей только на музыке, поэтому выступают в полной темноте. Другие же решают создавать визуальные эффекты — это один из многочисленных способов прочувствовать музыку. Современные аудиовизуальные фестивали появились относительно недавно, возможно, дело в развитии технологий. Смотреть на электронного музыканта на сцене немного скучно — он просто стоит с ноутбуком. И поэтому для разнообразия и дополнительного погружения в музыку придумали такую форму самовыражения.  Работа медиахудожника и музыканта в конечном итоге приводит к созданию цельного и полного произведения.

В рамках фестивалей могут использоваться лазеры, дополненная реальность и другие способы соединения картинки и звука. В Unsound есть проект, в котором ко всему прочему пытаются добавить еще и запахи. Когда мы говорим о создании искусства, речь идет о синестезии всех органов чувств. Иногда действительно лучше слушать музыку в полной темноте, а иногда — дополнять ее различными техническими штуками.

В 2003 году, когда мы создавали Unsound, электронная музыка воспринималась людьми как-то странно. Помню, нас даже выгнали из одного клуба, где мы выступали, потому что аудитории совершенно не нравилась музыка. Больше, конечно, такого не происходит. Сейчас же этот жанр повсюду — она внедряется в поп-музыку, в рэп-культуру. Например, Канье Уэст работает с музыкантами, которые бывают на Unsound. Я думаю, что связь между электронной музыкой и другими популярными жанрами сейчас чувствуют все, а то, что совсем недавно казалось радикальным в контексте клубной сцены, таковым сейчас не является. Например, я вспоминаю, как 10 лет назад на Unsound была просто целая веха дабстепа, но сейчас такого, конечно, никто делать не будет.

Unsound Dislocation, Алматы, 2017 год

Деструктивные сеты с Рианной и влияние НИИ «Прометей»

«Диджей-сеты Lotic привносят много экспериментальной составляющей, а с другой, он в какой-то момент может включить, например, Рианну»

На фестивале в Казани выступит очень много разноплановых артистов, например, Don’t DJ из Германии. Прекрасный музыкант, которого я услышал еще во времена его участия в коллективе Institut Fuer Feinmotorik. Обычно он использует разные предметы, которые соприкасаются с иглой, но не задействует при этом пластинки. Например, он может взять диск и как-нибудь его пометить, создав на нем паттерны, в результате чего появятся необычные ритмы. В сочетании с эффектами, которые он добавляет на микшере, создается музыка, под которую можно потанцевать. Это очень интересный музыкант, который не только выступит в Казани, но и проведет воркшоп в рамках фестиваля.

Также в лайнапе есть другой не менее интересный артист Lotic. Это противоположный по стилю музыкант с совершенно строгим техно и ритмом 4/4 (метр — чередование сильных и слабых долей в такте без учета длительности каждой доли, а 4/4 — это сложный размер для выражения метров, — прим. Enter). То, что он делает, можно назвать деструктивной клубной музыкой, где не уделяется столько внимания темпу и звуку. С одной стороны, диджей-сеты Lotic привносят много экспериментальной составляющей, а с другой, он в какой-то момент может включить, например, Рианну.

Еще один артист, о котором стоит сказать — Лиллеван. Мы с ним очень много работали, и еще до моего приезда в Казань он посоветовал мне сходить в НИИ «Прометей» и посмотреть, что там происходит. Теперь я знаю о Булате Галееве, который заинтересовал нас с Лиллеваном своими работами. Лиллеван как раз создаст визуальный ряд, так или иначе связанный с «Прометеем». Это будет проекция на стены ангара, где пройдет фестиваль, вместе с местным экспериментальным музыкантом Рушанией Низамутдиновой. Также Лиллеван создаст презентацию о работе Галеева, которую продемонстрирует как здесь, в Казани, так и в Кракове.

Прошедшие фестивали и центр притяжения электронных музыкантов

«Люди приобретают больший опыт и понимание, если фестиваль проходит не в обычном клубе»

В этом году Unsound Dislocation уже прошел на двух площадках — в Минске и Мурманске. В последний раз в Минске я был 10 лет назад — за это время он превратился в совершенно другой город. Раньше там вообще ничего не происходило, и те люди, которые организовывали фестиваль, были обычными слушателями.

Мурманск находится гораздо дальше, и там фестиваль был более локальным. В каждом городе, где мы бываем, создается какая-то идея или проект, который мы потом везем в Краков. В случае Казани — это работа Лиллевана с «Прометеем».

Unsound множество раз проходил на постиндустриальных площадках, где обычно не устраивают музыкальные мероприятия. Думаю, люди приобретают больший опыт и понимание, если фестиваль проходит не в обычном клубе. Мне кажется, это основная причина, по которой мы проводим Unsound на неизвестных площадках. Воплотить такое сложнее, но оно того стоит.

Сейчас Берлин стал центром притяжения электронных музыкантов, и поэтому многие музыканты приезжают туда из других стран. Лиллеван, например, родился в Ирландии, а Lotic приехал из США. 30 лет назад музыкант мог развиваться и создавать новые звуки, не выезжая из родного города. А теперь все люди слушают музыку совершенно из разных мест и знакомятся с ней в интернете. Все это в конце концов влияет на их стиль. Я думаю, сейчас место проживания артистов влияет на звучание их музыки.

Наверное, существуют города и страны, не готовые встретить Unsound. Один из фестивалей проходил в Душанбе и было видно, насколько необычен и радикален для них подобный формат. За последние два года я очень много путешествовал и могу сказать, что проект Unsound Dislocation, как идея Гете-института, не будет существовать всегда. Однако мы будем продолжать привозить музыкантов в Аделаиду в Австралии, в Торонто и Краков. Может быть, в будущем мы отправимся в более маленькие города. Не считая Кракова, конечно (смеется, — прим. Enter). Например, Unsound в Алматы прошел отлично, и я знаю, что организаторы заинтересованы в продолжении. Например, с нами недавно связались из одного далекого места, где я никогда не был, и предложили провести у них Unsound. Мне это очень интересно, поэтому я не смогу отказать.

Фестиваль Unsound Dislocation в Казани организован Гете-институтом, ЦСК «Смена» и мэрией города.

Фото: citydog.by, Adin Sharipova

Смотреть
все материалы

Новости партнеров