Председатель Молодежной Ассамблеи РТ о стереотипах, языковых барьерах и Дональде Трампе


Тимур Кадыров о деятельности организации, уникальных фестивалях и активной иностранной молодежи.

Enter совместно с Молодежной Ассамблеей РТ запускает спецпроект, в котором будет рассказывать о жизни иностранных студентов в нашей республике. В первом материале мы встретились с Тимуром Кадыровым председателем Молодежной Ассамблеи Татарстана, чтобы узнать о том, какими проектами занимается их организация, с какими стереотипами борется, расспросили о жизни иностранной молодежи в Казани и Татарстане, а также попросили прокомментировать последние новости, связанные с мигрантами и Дональдом Трампом.


— Для тех людей, кто вообще не понимает, что такое Молодежная Ассамблея народов Татарстана, расскажите что она из себя представляет и над чем работает?

— Молодежная Ассамблея — это организация, созданная на общественных началах, которая объединяет молодежь разных народов и этносов. На сегодняшний день в её состав входят представители более 30 национальностей, официально зарегистрированных молодежных крыльев национально-культурных объединений. Это народы Поволжья, в том числе коренные, проживающие на территории республики, представители стран СНГ и дальнего зарубежья, иностранные студенты из африканских стран. Мы работаем над гармонизацией взаимоотношений между иностранцами и местным населением, чтобы последние не относились к первым с недоверием и скептически, мол, «Вы приехали — уехали, нас не трогайте», — чтобы такого не было.

— И вы помогаете адаптироваться этим студентам к нашим реалиям?

— Верно, в том числе помогаем узнать, как устроен принцип формирования межнационального мира. В Татарстане испокон веков проживали и по сей день мирно сосуществуют представители разных этносов. Задача Ассамблеи — познакомить иностранцев с нашей культурой, традициями, что будет способствовать их скорейшей адаптации, а они, в свою очередь, поделятся богатством культуры своей страны.

— А какие мероприятия проводит Молодежная Ассамблея и как часто?

— У нас уже есть проекты, ставшие традиционными. Например, межнациональный фестиваль «Культурная мозаика Татарстана», направленный на демонстрацию традиций и обычаев народов, там проводятся дегустация национальных блюд, квесты, интеллектуальные игры. В прошлом году мы проводили — и очень красочно получился — «Праздник риса», на котором представители каждой национальности готовили блюда, включающие в себя рис. Также мы ежегодно проводим форум «Дружба народов — богатство Татарстана» — это уже образовательная площадка, где представители разных национальностей ищут себя в творческом ключе, создают новые проекты. Например, такие как фотовыставка «Многоликий Татарстан» — идея в том, чтобы сфотографировать молодежь без национальной атрибутики и тем самым показать сходства и отличия наций. Эту выставку мы презентовали во время празднования Дня Молодёжи, и она привлекла большое внимание населения. Мы даже заметили, что у нас получается ломать стереотипы, помню, был случай, кто-то подошёл и усомнился в фотографии чеченца, мол, — «Что-то он совсем не похож на чеченца».

2

— Очевидно удивился, что не хватает бороды и АКС-74У.

— Вот-вот, именно такие ассоциации — не хватает автомата и бороды, а человек на фото аккуратно постриженный, улыбается. Или был другой случай, люди подходили, смотрели на фотографию девочки и не верили, что она из Узбекистана, дескать, не похожа — «Нет, это не может быть узбечка, я видел узбечек, у них бывает монобровь…».

— То есть наше общество сильно стереотипизированно?

— Не всё общество, а только часть его. И мы хотим помочь им сломать эти клише.

— А как по-вашему вообще поживает иностранная молодёжь в Казани?

— На мой взгляд, у них всё хорошо, создаются все необходимые условия, в том числе нашими усилиями ради их скорейшей интеграции в общество. Мы хотим, чтобы они нашли себе применение и не чувствовали, что их бросили.

— Но вот так сразу приспособиться тяжеловато.

— Человек уезжает из родного дома в другую страну, конечно, для него это тяжкое испытание, тем более, если он не знаком с языком и ещё не обзавёлся друзьями.

— Так ведь это главная проблема — языковой барьер…

— Поэтому они изучают язык в университетах. Иностранные студенты, не знающие языка, поначалу изучают его на подготовительном факультете, а потом применяют знания на практике. К тому же, Молодежная Ассамблея принимает активное участие в организации «Тотального диктанта»: достаточно интересно наблюдать, как во время этой акции у иностранцев появляется интерес к русском языку. Здесь абсолютно непредвзятое отношение, на случай, если иностранцы сомневаются и думают, что их ущемляют на парах по русскому языку и ставят плохие оценки.

— А как же стереотип о сложности изучения русского языка? Мне кажется, если ты не изучаешь язык с детства, особенно, если дело касается русского, то овладеть им в дальнейшем будет крайне сложно.

— У меня другое мнение, приведу простой пример, у нас есть парень из Нигерии – Aliyu Khalid, он владеет английским и французским. Так вот, этот парень в прошлом году выиграл конкурс, посвященный 110-летию со дня рождения Мусы Джалиля. На протяжении нескольких лет мы проводим чтения стихов этого поэта, как среди местных, так и среди иностранных студентов. А Aliyu Khalid не просто читал стихи с книги, он полностью придумал и сыграл сцену, в которой воплотил в жизнь стихотворение «Варварство» Мусы Джалиля, передал всю драматургию этого стихотворения. И весь зал, прямо говоря, не сдержал слёз.

5

  • Уникальный фотопроект «Многоликий Татарстан», который запустила Молодежная Ассамблея.

— А какие ещё проводите мероприятия, связанные с сохранением языков Татарстана?

— На День Победы мы проводим конкурс чтения стихов о войне на разных языках, тем самым показывая, что эта война коснулась каждого народа. В прошлом году, когда мы проводили этот конкурс, у нас приняли участие более двадцати представителей разных наций-участников Второй Мировой войны.

— По моим данным, большинство иностранных студентов не могут устроиться на работу из-за языковых трудностей вдобавок к трудностям юридическим. Последнее связано с несовершенством нашего законодательства: чаще всего, студенты приезжают учиться в Россию по краткосрочной образовательной визе. Официально они не имеют права устраиваться на работу. Ассамблея этот вопрос считает существенным?

— Мы и сами долго бились над этим вопросом, верно, студенты приезжают по учебной визе, но уже сейчас есть закон, позволяющий им устраиваться на работу, и всё, что необходимо — это получить разрешение. Это абсолютно нормально, такая практика есть в любой стране мира.

— Немного бюрократией отдаёт.

— В некотором смысле да, но какой-то контроль должен быть, особенно в тех случаях, когда не можешь найти человека.

— Хорошо, а какими еще проектами занимается Молодежная Ассамблея?

— Вот только хотел рассказать про наш форум-театр МУВИ.

— «Муви»? Это связано с кино?

— Нет, это аббревиатура и расшифровывается как Мирное Урегулирование Вопросов Интернационала. Кстати, эта идея пришла ко мне с утра, перед самым принятием душа. Я всю ночь думал над названием, а до этого вечером смотрел телепередачу с министром Лавровым, который говорил про мирное урегулирование. Вот так пришло вдохновение.

— Хороший пример вдохновенного нейминга, можете рассказать про театр поподробнее? Что показываете и где?

— Наша команда актёров проигрывает различные конфликтные сцены, ссоры, возникающие на бытовой почве и приводящие к межнациональной розни. Причём актёры объективно подходят к вопросу и характерно демонстрируют все конфликтующие стороны. В основном такие шоу показываем в разных вузах.

7

  • Ежегодная спартакиада по национальным видам спорта и народным забавам «Лига наций — 2016», организованная Молодежной Ассамблеей.

— А кто занимается написанием сценариев?

— Те же самые актёры, у нас команда из дюжины человек, каждый вносит толику своего вклада. Итак, как всё происходит: одна часть театра — это персонажи, исполненные актёрами, показывают шоу, а другая часть — наши зрители, которые имеют возможность повлиять на развитие событий на сцене. То есть, когда дело доходит до конфликта, у зрителей спрашивают, возможно ли такое в жизни. Как правило, все соглашаются и начинают анализировать увиденное, критиковать действия персонажей и предлагать свои варианты решения конфликта. Затем сценка проигрывается снова, до критической точки, когда по идее должен вспыхнуть конфликт, и тогда зрителям предлагается возможность уже реально поучаствовать и предложить свои идеи, как избежать точки невозврата, как не доводить до конфликта.

— Не могу не спросить, зрители, предлагающие исправить ситуацию — не подставные?

— Ни в коем случае, зрителей много, попадаются самостоятельные и инициативные, с живым интересом к происходящему на сцене.

— А например, какие именно сценки разыгрываются?

— Вот, условно говоря, мы берём историю, основанную на клише вокруг межнациональных браков, допустим, девушка из таджикской семьи собралась замуж за русского парня. И проигрываем типичные стереотипы — реакции родителей молодожёнов и их друзей. То есть, например, мама парня упрекает сына перед его девушкой, дескать, «эти таджики грязные и работают гастарбайтерами, зачем она тебе нужна?», а девушка отвечает, что её родители — люди образованные, врачи и содержат свою клинику. Но поскольку родители гнут свою линию, то рано или поздно между семействами неизбежно вспыхнет конфликт, и вот здесь в игру включается зритель, который может попробовать переубедить персонажа.

— Для меня немного идеалистично звучит, что можно кого-то перевоспитать. Стереотипы копятся годами: отсутствие должного воспитания, малообразованность — всё это кочует из поколения в поколение. А часто у зрителей получается переубедить актёров?

— По-разному: и получается, и не получается, главное — все стараются. Мы не просто показываем театр, а непосредственно взываем к толерантности, нравственности, и зрители начинают задумываться и, я надеюсь, в дальнейшем, они будут стараться не допускать такого стереотипного мышления.

— А откуда вообще появляются все ваши инициативы?

— Наша задача и заключается в выработке и реализации идей. А те, в свою очередь, складываются целиком из предложений молодежи, с которой мы работаем, — что их интересует, то мы и реализовываем. Недавно мы разработали целых четыре направления, одно из них — этножурналистика.

— В смысле этноконфессиональная журналистика?

— Мы изначально определили принцип Ассамблеи — работа вне политики и религии. Поэтому усиливаем акценты не на религию, а на национальность. Здесь мы работаем с начинающими журналистами, которые изучают этножурналистику, развиваем партнёрство с преподавательским составом казанского журфака: например, с Леонидом Толчинским, Ляйсан Абдуллиной. Скоро совместно с Радиком Загидуллиным запустим программу на университетском интернет-радио, и, конечно, приглашаем экспертов из Москвы.

3

— А что за программа на радио?

— Мы сейчас запускаем программу с иностранными студентами. Они будут вести свою собственную передачу на родном языке и ориентироваться на страны, из которых они приехали. Будут рассказывать, делиться личным опытом пребывания в России, в Татарстане и тем самым студенты за границей будут узнавать о нас.

— За рубеж со своими проектами не выезжаете?

— Как раз недавно были в Германии. Встречались с представителями масс-медиа, интернет-радио, газетами и заодно рассказывали о своей деятельности, даже записали русскоязычную передачу для радио.

— Вы упоминали, что смотрели передачу с Лавровым про мирное урегулирование конфликтов. Как вы считаете, действия Дональда Трампа против мигрантов не приведут к тому, что они ещё больше потянутся в Европу и заодно к нам?

— Он закрыл границы с Мексикой, так как именно через нее и Латинскую Америку в США нелегально попадает большое количество мигрантов. Даже если посмотреть на границу Америки с Мексикой, в некоторых местах можно увидеть колючую проволоку…

— А в некоторых есть лаз.

— Это нам в кино показывают, что там есть лазы. На дорогах ставят блокпосты, но там же пустыня, поэтому мигранты спокойно могут перейти границу.

— Это, конечно, некорректно, если сравнивать с нашими поездами, доверху нагруженными нелегалами.

— В России практически нет нелегальной миграции. Эти стереотипы в своё время очень хорошо транслировались по масс-медиа. Сейчас все немного по-другому. В том году на форуме «Территория смыслов» советник нашего президента, например, призвал СМИ отказаться от выражения «лица кавказской национальности», потому что это некорректно. Таким образом потихоньку система меняется, стереотипы ломаются.

— Хорошо, вернёмся к изначальной теме — вы планируете расширять свою структуру?

— Конечно, есть желание привлечь ещё больше молодёжи ко всему нашему движению, мы понимаем, что в лучшем случае охватываем около 10% активной молодежи, а ведь есть ребята, которые ни в каких общественных организациях не принимают участие.

— А что делать с той «пассивной» молодежью, которая не разделяет вашего призыва к активности?

— Я не хочу называть их «пассивными», просто у каждого свои интересы и особенности. В идеале, мы хотим помочь им реализовать свой талант для общественно-полезных дел, потенциал есть у каждого, но нужно его развивать. Поэтому мы всегда проводим опросы в интернете, чтобы узнать, что молодым людям интересно.

— Вот у меня последний, личный вопрос — стоило бы ввести в школьную программу предмет истории родного города?

— Я всецело за. Именно поэтому мы проводим и этноквесты — такие локальные экскурсии по населённому пункту. То есть, не простое изучение истории города по книжке, а интерактивное путешествие, к тому же это весело и познавательно — разгадывать загадки, шарады. Сегодня это большой тренд, в Казани, если не ошибаюсь, больше 70 квест-комнат. А вот у нас республиканский фестиваль, и наша задача состоит в том, чтобы ребята со всего Татарстана, обучившись у нас основам создания этноквестов, по возвращению к себе домой, организовывали их уже у себя. К тому же все наши квесты — бесплатные, но самое главное — мы даём идею и инструменты для её реализации. Если ребята начнут делать хорошо, то смогут на этом ещё и зарабатывать, и таким образом компенсировать свои затраты.

Вот на День Республики мы проводили квест, как полагается: сделали объявление — пришло около 100 человек, которые в течение всего дня носились по Казани, изучали историю и находили такие вещи, на которые в повседневности не обратишь внимание. Вот, к примеру, мало кто знает, но у нас в Казани есть место, где церковь и мечеть находятся на расстоянии всего лишь в 10 метров. И заданием было — найти это место. Ну, мы, естественно, дали некоторые подсказки, а потом с удовольствием наблюдали за ребятами. Они изучали, где и какие памятники находятся, открывали карты, и, в конце концов, оказалось, что эти мечеть и церковь находятся во дворе Министерства Внутренних Дел. Мне кажется, такие вещи легко западают в память, что несомненно полезно.


Текст: Дамир Бикчурин
Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы
  • Рустам

    Как студент-иностранец заявляю, что все хорошо, только вот найти работу, где не требуется гражданство РФ очень сложно.

Новости партнеров