Рифмалар һәм панчлар: Ультимативный гид по татарской рэп-сцене


Что такое «флоу», «дисс» и кто в ответе за мемы с «рил ток» сейчас знают не только адепты рэп-жанра. Повсеместный интерес к этому явлению запустил цепную реакцию — рифмовать стало модно. Если имена (или псевдонимы) основных русских рэперов на слуху, то татарские знакомы разве что узкому кругу поклонников. Enter исправляет ситуацию и рассказывает, что не так с рэп-культурой в Татарстане, кто рифмует на языке Тукая и за чьим творчеством надо следить.


Кто работает с татарскими рэп-артистами

Yummy Music

Среди подписантов татарского музыкального инди-лейбла есть несколько рэп-исполнителей: K-Ru, D’Ali, Usal и Ittifaq. Благодаря последним хип-хоп культура с татарским колоритом и получила свое развитие. К тому же Ильяс Гафаров и Назим Исмагилов (Usal), участники рэп-дуэта, стояли у истоков создания Yummy Music. Свою цель лейбл видит в продвижении талантов и в том, чтобы петь или рифмовать на татарском языке считалось модным. Сейчас артисты с лейбла появляются на сцене крупных музыкальных площадок города и периодически радуют свежими релизами.


Ильяс Гафаров

сооснователь лейбла Yummy Music

В 2010 году я и Назим Исмагилов, а в совокупности Ittifaq, начали ездить по гастролям — в Нижний Новгород, Ижевск, Тюмень, Москву, в общем, везде, где были татары. А сейчас, как ни странно, татарский рэп в регионы не ездит— он концентрируется в Татарстане, хотя русский рэп стал абсолютным мейнстримом по всей России. Наш региональный рэп все еще не дошел до больших сцен — ребята в основном выступают на казанских фестивалях. В холодное время года мы сами организуем тусовки в клубах, но их, естественно, не хватает.

Все сейчас отдано на откуп кавер-группам, и вообще никакая авторская музыка практически не может пробиться на нормальную сцену за деньги. Конечно, если ты делаешь бесплатные концерты, то можешь договориться с клубом, но музыканты не могут вечно играть задаром. Наш лейбл придерживается позиции платного входа и оплачиваемой работы музыкантов на все мероприятия. К сожалению, татарский рэп пока хорошо продавать не получается. Он все-таки уступает инди-музыке и року в плане монетизации. Но есть надежда на интернет: с его помощью талантливые ребята и их синглы найдут своего слушателя, и люди снова начнут ходить именно на рэп-концерты.


Yellow Side

Скрепленное настоящей мужской дружбой хип-хоп объединение Yellow Side появилось пять лет назад — в сентябре 2013 года. Вокруг себя тех, кому интересен рэп на татарском, собрал Funt (Фанир Галимзянов) — он же участник известной в свое время группы Libertas. Грандиозных целей вроде поточного производства хитов у коллаборации не было, однако, за пару лет ее участники выпустили пять релизов и прочно обосновались в довольно просторной нише татарской рэп-музыки. В 2015 году побочный проект Yellow Side Radio запустили исполнители G.Raf и NokS. Это стало очередной попыткой сдвинуть с места татарский хип-хоп.

Кто делает рэп на татарском

G.raf

Рафиль Галяутдинов

Среди треков Рафиля Галяутдинова мало песен о большой и светлой, зато много о быстротечности времени и о рэп-культуре в целом. В хлестких текстах G.raf объясняет, что с ней не так и ностальгирует по качественному контенту, который пока в дефиците. На становление артиста когда-то повлияли ветераны татарской хип-хоп сцены Ittifaq, теперь в его музыке много самобытности и прослеживается попытка не отставать от современных тенденций.

Рафиль Галяутдинов: Музыкального образования у меня нет, а началось все с обычных стихов. Потом попробовал эти слова на бит наложить — так и началось. Я решил писать и читать рэп именно на татарском, потому что это мой родной язык. На русском я бы просто не смог перебороть акцент. Сейчас выступаю редко: в основном публика в сети. Обычно выхожу на сцену татарских дискотек, либо появляюсь на концертах альтернативной музыки.

Очень запомнилось выступление на акции «Мин татарча сөйләшәм» в апреле 2016 года. Непередаваемое чувство, когда на тебя смотрят тысячи глаз и качают головой под бит. Правда, в Татарстане рэп не кормит. Я знаю много талантливых ребят, которые выпускают очень хорошие треки, но со временем это отходит на второй план. А некоторые и вовсе бросают. Это как плохая привычка — курение, например. Хочется, но для этого надо тратиться. А поддержки никакой нет, к сожалению.

K-Ru

Рустем Нурисламов

Неспешный речитатив, акцент на музыкальном звучании и хорошие вокальные данные — основа стиля Рустема Нурисламова. Артист вплотную занимался не только рэпом, но и пробовал себя в других жанрах. Подписант инди-лейбла Yummy Music рифмует о поиске себя, в своих треках уверяет слушателей, что «барысы әйбәт булыр» (все будет хорошо, — прим. Enter) и иногда записывает по-татарски зажигательные песни, немного отступающие от классических канонов рэпа.

Рустем Нурисламов: Я окончил музыкальную школу. Рэп читать начал в 2005-2006 годах. Появились программы по написанию музыки и я начал практиковать себя в этом. Затем познакомился с ребятами из первой хип-хоп школы и рэперами. После чего выступил в первый раз на крутом на то время фестивале «Сникерс Урбания». В 2008 году я познакомился с одним из отцов татарского рэпа — Шакуром (он же Dali, — прим. Enter), и записал с ним первый трек на родном языке: получилось очень круто, качественно.

Русский рэп был в переходном периоде: от классического к новой школе, а мне не подходило писать про сучек, тачки и свою крутость. Я начал писать рэп только на татарском, когда попал в Yummy Music. С первых шагов у меня это здорово получалось — я нашел свое звучание. Оно было оригинальным. В татарской музыке тогда все было стандартно. А рэп в последние годы все-таки набрал обороты. Когда мы начинали, люди относились к татарскому хип-хопу прохладно, не качали особо на концертах, а сам рэп был перегружен читкой и монотонным битом. Я никогда не гнался за славой, а тихо-мирно работал над своим звучанием. Люди сами подтягиваются. Я просто ставлю цель, мечтаю и маленькими шагами иду вперед.

Сейчас готовим к выпуску третий альбом «Салкын». Я хочу чтобы дети и подростки знали, что есть такой вот лейбл, такой музыкант, которые делают музыку, которая вызывает гордость. Я продолжу экспериментировать и не собираюсь останавливаться на достигнутом.

Said Olur

Артист из Челнов среди татарских представителей рэп-сообщества определенно стоит особняком. Никаких консерваторских настроений в музыке — склонность к экспериментам как со звучанием, так и с текстами. Смесь татарского языка, модных битов, немного западного влияния дают на выходе неповторимый продукт с пометкой made in Tatarstan. При этом под треки исполнителя можно не только покачивать головой в такт флоу, но даже подвигаться, как на танцевальной вечеринке.

Said Olur: Интерес к хип-хопу у меня появился ещё в начале нулевых. В те годы в Челнах возникло движение, связанное с этой темой. Даже в Казани, уверен, такой почвы для развития хип-хопа не было. Феномен можно объяснить социально-экономическими моментами, и к тому же не обошлось без криминального фактора.

Сам не знаю, почему именно рэп, а не рок или панк. Хотя и представителей этих субкультур было немало. Просто все было по-другому, нежели сейчас — были андер, широкие штаны и оголтелые лица возле «Мака». Я просто всегда делаю то, что мне нравится, и часто говорю: «Я там, где не хайп». Исполнять на татарском языке я не планировал. Сначала это был только эксперимент, потом он перерос во что-то серьезное. Больше всего обидно, что кругом сплошная колхозная музыка. Я понял, что и татарский может звучать хорошо. Но я не называю себя татарским исполнителем, а просто делаю музыку на татарском языке — это разные вещи.

Ittifaq

Ильяс Гафаров, Назим Исмагилов

Именно этот дуэт в середине нулевых дал возможность поклонникам хип-хопа услышать рэп на татарском языке. Если весь мир без устали крутил треки Eminem, то в Татарстане из авто играл Ittifaq. Группа объединила Ильяса Гафарова и Назима Исмагилова, которые стремились показать, как качественно может звучать татарская музыка. Их первый альбом стал событием в индустрии, а концерты проходили и за пределами «туган як». Одиночество, социальные проблемы и любовь — вот чем покорили своих слушателей тексты татарских рэперов.

Ильяс Гафаров: В чем-то история нашей группы классическая — мы, два фронтмена, Назим Исмагилов и я, учились вместе еще в школе. После выпуска продолжили тесно общаться, несмотря на то, что учились в разных вузах. А музыкой стали заниматься на втором курсе университета. Я мечтал сделать что-то на татарском языке, но в современном формате. Так как я не умел ни петь, ни писать музыку, ни танцевать, мне оставалось только читать рэп.

Я самостоятельно обучился битмейкингу, саунд-продакшену, у меня появились друзья на студии, которые поддерживали эту движуху. Звукорежиссер Адель Ризаев согласился записать и свести наш первый альбом — так все и началось. Это был 2006 год, а в 2007-м вышел наш первый альбом. Тогда мы и записали наш первый радио-шлягер с Амирханом Курбановым, который тогда выступал под псевдонимом Шакур. Благодаря интернету релиз разошелся по мобильным телефонам студентов. Так один наш трек принес нам локальную известность без всяких вложений. А затем, как грибы после дождя, начали вырастать исполнители, которые тоже поняли, что на татарском рэп может звучать хорошо.

Где слушать татарский рэп

«Татар рэпы™»

крупнейшее сообщество во «ВКонтакте», посвященное татарскому хип-хопу

«E:\music\Татарстан»

паблик, в котором почти нет стандартных хитов татарской эстрады

Yummy music

инди-лейбл, продвигающий актуальную татарскую музыку

Yellow Side

сообщество, объединяющее вокруг себя фанатов рэпа на татарском

«Мин татарча сөйләшәм!»

ежегодная акция, приуроченная к дню рождения Габдуллы Тукая. В этом году в ее рамках выступил дуэт «Аигел»

Usal

Назим Исмагилов

Назим Исмагилов —  один из тех, кого по праву можно назвать «отцом татарского хип-хопа». Участник рэп-дуэта Ittifaq теперь выходит на сцену и под запоминающимся псевдонимом Usal (злой, — прим. Enter), называя его своим альтер-эго. Символично, что исполнитель отличается динамичной и агрессивной подачей, ускоренным речитативом и четким ритмическим рисунком четверостиший.

Назим Исмагилов: Я увлекся хип-хоп культурой в девятом классе: тогда и начал писать тексты, музыку и участвовать в рэп-тусовках. После чего Ильяс (основатель Ittifaq, — прим. Enter) предложил читать рэп на татарском. Так и появился Ittifaq. А татарский язык я использую, потому что он родной для меня. Поэтому и читать на нем — так естественно.

В настоящее время я записываю трек раз в полгода и периодически появляюсь на музыкальных площадках города. При этом занимаюсь дизайном и каллиграфией. Мне кажется, что сейчас как таковой рэп-культуры в Татарстане не существует или она просто недостаточно сформирована, чтобы называть ее отдельной культурой или субкультурой.

Мама Стифлера / A¥WA

Айша Лагеева

Дерзкий дисс на Таtаrкa приковал внимание к Айше Лагеевой далеко за пределами Татарстана. После того, как обладательница диплома казанской консерватории, показала челнинке, как надо читать рэп на татарском, Айша продолжила карьеру в хип-хоп индустрии. Выступления на новой баттл-лиге Punch Club Fidelio закрепили желание рифмовать, и в скором времени исполнительница под ником Мама Стифлера выпустит первый альбом, в том числе и с татарскими треками.

Айша Лагеева: С детства я занималась академической музыкой и варилась только в музыкальных кругах. Лет с трех посещала оперы, балеты и концерты классической музыки. Но в третьем классе у меня появился плеер, и я начала слушать то, что мне подгоняла старшая сестра. Это был западный рэп — неведомая для меня музыкальная сфера и меня раскачало. Затем я начала расширять музыкальный кругозор в этом жанре, а со временем перешла на русский рэп. С появлением интернета начала не только слушать, но и изучать эту область.Так как она стала чем-то родным, мне захотелось самовыражаться именно здесь. Я планировала выпускать альбом, но сейчас мне не очень нравится качество текстов и я все перерабатываю.

Первой выпущенный работой стал дисс на Таtаrкa на татарском языке. За основу я взяла не русский, а турецкий рэп и постаралась сделать что-то похожее. Я довольна результатом. Для меня рэп на татарском — это возможность раскрыть новые стороны читки и поиграть с семантикой языка. Татарский — мой родной язык, и мне легко на нем выражаться, а со стороны это воспринимается как нечто новое, экзотичное. Русским коллегам нравится.

VLTVN

Рамиль Хадиуллин, Фанис Шаяхметов, Батыр Харисов, Ринат Сулейманов

В треках хип-хоп исполнителей из Сарманово кто-то может уловить отголоски криминальных девяностых, а кто-то — подметить беспокойство по поводу несправедливости современной системы. Сами МС признаются, что стремятся к аутентичному татарскому рэпу, далекому от западных и российских шаблонов. Никаких треков о тачках, деньгах и девочках, зато в наличии — цитаты Шаймиева и реверанс в сторону родной республики.

Рамиль Хадиуллин: Группа VLTVN образовалась в  июне 2012 года. Ее участники: я, Батыр Харисов, Фанис Шаяхметов, Ринат Сулейманов и Айсылу Гайнемова. Название, то есть VLTVN в переводе с татарского означает восход, рассвет. Так же, как и рассвет дает старт новому дню, так и мы хотим привнести свой свежий взгляд и продемонстрировать татарский рэп в новом формате. Многие из нас слушают песни на английском и французском языках, даже не зная перевода. Татарский язык тоже очень красив, так почему же песни на татарском должны слушать только сами татары? Их надо делать так, чтобы они нравились и тем, кто за рубежом!

Татарская рэп-культура появилась не так давно, лет 20-25 назад, и она начинает набирать обороты: новые имена, новые стили. Я думаю, что татарский рэп в скором времени найдет своего слушателя. На данный момент VLTVN работает над своим первым альбомом под названием #бүтәнгәкарама.

Альберт Нурминский

Творчество рэпера из Балтаси — тот самый случай, когда для славы не нужны ни продюсер, ни много денег. Слушатели его треков в соцсетях поставили свой вердикт — «яхшы», после чего у МС началась насыщенная гастрольная жизнь. Теперь на всех танцполах района дружно качают головами под его флоу, слушая о нелегкой жизни дворовых пацанов и грустной истории любви девушки с хулиганом. Накануне исполнитель выпустил новый трек, где иронично вопрошает: «А ты лайкнул?»

Альберт Шарафутдинов: Увлечение рэпом началось с детства, когда я стал слушать зарубежных хип-хоп исполнителей — это 50 Cent, Eminem, 2Pac. Мне было интересно попробовать все самому, поэтому кривлялся у зеркала с дезодорантом в руках, имитировал, покупал рэперские шапки-кепки. Так все началось. Читать начал на татарском не умышленно, просто так получилось — я же в Татарстане живу. У меня есть треки на русском, и таких появится еще несколько, но акцент все равно делаю на татарский рэп. Он становится все популярнее. Такое ощущение, что люди его долго ждали, им чего-то не хватало — и вот он появился. Некоторые слова в переводе на татарский звучат даже интереснее. Я ориентируюсь на зарубежных коллег, перенимаю какие-то моменты, и, как мне кажется, неплохо получается.

Вообще, музыка мое хобби — у меня есть еще основная работа. Но это уже перерастает во что-то более серьезное. Сейчас занимаюсь новыми проектами — люди звонят, предлагают сотрудничество. Скоро будем делать с исполнителем из другого города что-то совместное.

D’Ali

Амирхан Курбанов

Хип-хоп артиста можно смело причислить к патриархам рэп-движения в Татарстане. Читать под бит Амирхан Курбанов начал, когда рэп еще ассоциировался с широкими штанами и золотыми зубами, и чаще звучал из магнитол заниженных девяток. Вдохновив следующее поколение встать на тернистый путь татарского рэпера, D’Ali исчез из этой индустрии на целых пять лет. Артист признается, что такая затяжная пауза стала возможностью отойти от штампов и вернуться в музыку со свежими идеями.

Амирхан Курбанов: Все мои одноклассники ходили в музыкальную школу. Но я еще в третьем классе понял, что учить ноты и распеваться — не мое, поэтому и остался равнодушен к музыке, построенной на вокальных партиях. Зато меня по-настоящему зацепила музыка, которая опирается на ритм и флоу. Это произошло в тот самый момент, когда на ТВ пришли разнообразные сериалы, а с ними и саундтреки в жанре рэп и хип-хоп.

Заниматься рэпом я стал чуть позже — на первом курсе вуза. Стал участником казанской рэп-группы, а затем в «Барс-медиа» мне предложили попробовать читать на татарском языке. Сложность была в том, что в 2003-2004 годах рэп в андеграунд-звучании татарскому слушателю был практически не интересен. Пришлось адаптировать тексты и музыку под те запросы. Мне хотелось донести до людей то, что не умещалось в классическое построение татарской песни, которое выглядело как две-четыре строчки в каждом куплете и бесконечный повтор припевов. Поэтому многие и удивлялись, что можно поместить в куплет около 16 строк: не лить воду, а вложить в текст смысл! В настоящее время пишу редко из-за нехватки времени. Сейчас в Yummy music group мы занимаемся продюсированием, гострайтингом и работаем над проектами в развлекательной сфере. А параллельно пишем тексты исполнителям татарской эстрады.

Фото: предоставлено героями

Смотреть
все материалы

Новости партнеров