Руководитель Ozone Pro о клубном движении нулевых, демографической яме и молодых площадках


Enter продолжает выяснять, что не так с ночной жизнью Казани.

В последнее время вопрос о том, что происходит с ночной жизнью в Казани, становится особенно актуальным и острым. Мнений на этот счет много, однако все они отчасти «со своих колоколен»: организаторы и промоутеры с многолетним стажем списывают все на кризис и менталитет, а молодежь быстро зазнается и отказывается от анализа происходящего. В поисках объективности Enter обратился за экспертным мнением к Артуру Хосровяну (более известному под именем Арт) — основателю продюсерской команды Ozone Pro, разработчику ряда клубных концепций, совладельцу «Штата 51» и автору премии Dancing People Awards.

Enter расспросил Артура о культуре ночной жизни в 90-х и нулевых, портрете среднестатистического казанского тусовщика и бесконечном терроре Госнаркоконтроля.


О том, что сейчас происходит с ночной жизнью Казани

Мне повезло присутствовать при зарождении всего того, что сейчас называют «рейвом». И у меня есть возможность охватить практически весь период — с момента появления ночной жизни города до сегодняшних дней. Честно говоря, имидж этого явления немного дискредитирован, причем не только в Казани, но и вообще в стране. Говоря об этом, я не беру в расчет всю «революционную» идеологию новой танцевальной культуры и процессы, происходящие в ее недрах. Я имею в виду, вполне социализированные и массовые ее проявления. Эта форма проведения досуга, возникшая в 90-х и начале нулевых, поначалу воспринималась как особенное время, например, как Новый год. Люди ассоциировали ночную жизнь с праздником — временем, когда они обладали большей свободой, развлекались и жили полной жизнью. Первые клубы, созданные в те годы, аккумулировали в своих стенах совершенно других людей, в том числе богему и тех, чьей задачей было не «упороться», снять телку и отправиться домой. В основном люди шли за музыкой и «новой культурой». Сейчас же ночь расценивается как дискредитировавшее себя время суток. Причинами тому являются низкий уровень предложения для аудитории, связанный с так и не оформившимся спросом и люди, не понимающие, какой спектр развлечений перед ними может быть в ночное время.

Наверное, это можно назвать застоем, и виной тому сильная разобщенность среди профессионального сообщества, отсутствие у него смелости, новаторства и зачастую элементарного понимания мировых тенденций. В результате все вышеперечисленное выливается в убогость концепций и мифах о том, «что на самом деле нужно народу». Еще одна распространенная причина — непонимание и недоверие между инвесторами, владельцами бизнеса и теми, кто на них работает. Первые хотят быстрых денег при минимуме затрат, а другим не хватает компетентности и доверия, чтобы донести до заказчиков смысл того, как это работает. Идеальный вариант: когда владельцы и идеологи клубной индустрии — одни и те же люди.

5

Наверное, в этом и заключается одна из главных проблем: отсутствие диалога между теми, кто готов привнести интересный контент и теми, кто способен обеспечить его реализацию. Люди не сообщаются между собой, не происходит синергия, нет здоровой конкурентной борьбы, в которой каждый может проявить свои способности. Ночная жизнь сама себя дискредитировала и стала ассоциироваться исключительно с нетрезвым образом жизни. Но это касается только нашей страны, в то время как во всем мире к этому явлению относятся иначе.

Кроме этого, я думаю, Казань сильно страдает из-за того, что находится слишком близко к Москве и множество талантливых людей попросту уезжает туда. Например, уехать из Владивостока и Новосибирска в столицу гораздо сложнее, именно поэтому в обоих этих городах все прекрасно в плане культурного развития. У нас же происходит серьезная утечка тех, кто мог бы составлять костяк тусовки, аудиторию, иными словами, — группу людей, на которую могли бы равняться другие.

О том, что ждет Казань через 5 лет

Во-первых, ночная жизнь подвержена влиянию фактора, который многие недооценивают, — демографической ситуации в стране. К основным посетителям баров и клубов всегда относилась молодежь в возрасте от 18 до 25 лет. И сухие цифры статистики говорят о том, что мы имеем серьезную демографическую яму. Тот сегмент, который всегда составлял активную часть аудитории, сейчас в пять раз меньше, чем мог бы быть: резкий спад рождаемости в девяностых сказался на количестве молодежи сегодня. Статисты и те, кто занимается демографической политикой говорят о том, что мы постепенно выходим из этого периода и через два-три года Россию снова наполнит большое количество людей в возрасте от 18 до 25 лет. Что, разумеется, положительно скажется и на объеме спроса и предложения, и на ночной жизни в целом. И это новое поколение будет достаточно избирательным и требовательным: их уже не удивишь дешевыми концепциями. В конечном итоге, лет через пять ситуация в корне изменится.

Плюс ко всему, ночная жизнь, как и любая отрасль культуры — это поле, где взаимодействует социум, где люди могут общаться между собой и получать знания как позитивные, так и негативные. Это поле общения, формирования общественного спроса, идеалов, ценностей. Думаю, в ближайшие годы все поймут, что молодежь не стоит разгонять по подъездам и квартирам в желании придушить любые «непонятные» для властей инициативы. Ни в коем случае нельзя продолжать отправлять людей в те места, где с ними сложно взаимодействовать. Я верю, что диалог между властью и теми, кто готов заниматься ночной жизнью, скоро окончательно настроится. Остается только надеяться, что все будет хорошо.

О сотрудничестве властей и организаторов событий, Госнаркоконтроле и большом зле

Главное, что происходит с властью сейчас — смена чиновничьего аппарата: еще лет 10-15 и к власти придут люди с принципиально другим пониманием процессов в обществе. Раньше само словосочетание «ночная жизнь» пугало выходцев из СССР, а сегодня у власти находится все больше тех, кто понимает, с чем имеет дело. И, мне кажется, это главная предпосылка к тому, чтобы выстроить диалог.

Основная проблема во взаимодействии властей и организаторов напрямую связана с отсутствием диалога.

2

Долгое время у нас была сложная ситуация с Госнаркоконтролем, который, не побоюсь этого слова, просто-напросто бесчинствовал в заведениях. Имело место большое количество нарушений конституционных прав и свобод, было множество сфабрикованных дел. Разве это правильно: человек приходит на концерты известных западных групп, а какие-то люди в масках тащат его в туалет и заставляют сдавать анализы, а не найдя нужных показателей, занимаются приписками и искажениями цифр. И, конечно, даже если человек не является «потребителем» наркотических веществ, он все равно больше никогда не пойдет в заведение, где его заставили проходить эту унизительную процедуру. В свое время мы выступили на республиканском форуме с идеей реализовывать антинаркотические программы через лидеров мнений. Например, чтобы о вреде наркотиков говорили диджеи, промоутеры и музыканты или чтобы они выпускали актуальную промо-продукцию с нормальным дизайном. Вместо этого управление ФСКН присылало теток за 50 с шариками, на которых было написано «Нет наркотикам!». Они бегали по танцполу, и над ними все смеялись. Такие вещи дискредитируют крупные события подобного рода. В результате, молодежь, с которой можно было работать, разбежалась по домам. И, соответственно, большое дело, которое могли бы сделать организаторы совместно с администрацией города, республики и государства, не было сделано.

К тому же, показательным был опыт других стран, который можно было заимствовать. Мы предлагали привозить экспертов, работающих на крупных мировых фестивалях. Ведь наркотики — это действительно зло, но не то зло, каким нам пытались его представить те же ФСКН. А молодежь, чувствуя эту фальшь, поменяла свое мнение о самом явлении наркотиков, считая себя обманутыми. И, опять же, из-за отсутствия диалога под видом добра было сделано большое зло.

Почему в Казани мало хороших музыкальных площадок?

Казань вообще никогда не славилась особо высоким уровнем культурного многообразия. Отсутствие большого выбора площадок в городе связано с недостаточностью спроса, по сравнению с тем же Нижним Новгородом, где гораздо больше активной молодежи и субкультур, а как следствие — спектра предложений и, соответственно, площадок. В Казани складывается впечатление, что люди не знают, чего хотят и — тем более — чего можно хотеть. Им никто ничего не предлагает, а одной только информации из интернета и телевидения недостаточно, чтобы проникнуться атмосферой мероприятия или заведения. Для этого необходимо пережить все самостоятельно, изнутри. Для того, чтобы что-то полюбить, нужно хотя бы один раз это прочувствовать на своей шкуре. Здесь как раз и начинается миссия организаторов, которые боятся, не верят или не хотят рисковать и быть первопроходцами, ведь это всегда дорого и непредсказуемо.

Есть два важных фактора, влияющих на бедность предложений в ночной сфере: первый — отсутствие коммуникации в профессиональном сообществе. У нас люди не склонны сотрудничать с потенциальными конкурентами, не способны договариваться о каких-то общих действиях ради результата. Каждый тянет одеяло на себя, воспринимая конкуренцию как борьбу, в которой один обязательно должен проиграть. А необходима совсем другая тактика — более созидательная и позитивная. Нужно работать на свой выигрыш, понимая, что те, кто рядом — твои соратники и даже если выиграют они, будет хорошо всем.

Второй фактор — это отсутствие преемственности поколений. Мы, как продюсерская команда, около 15 лет делали все основные мероприятия, связанные с электронной музыкой в городе. Но мы понимали, что в какой-то момент у нас появятся другие интересы и проекты, и будут нужны люди, которые продолжат наше дело. К сожалению, этого не произошло. Нам на смену пришли молодые промоутеры с достаточно слабыми возможностями, которые продолжили набивать те же шишки, что и мы. Наверное, это связано как раз с отсутствием передачи опыта. Молодежь, которая способна что-то создавать — не делает этого в силу ограниченности своих возможностей и низкого уровня компетенции. С другой стороны, в клубной сфере еще остались «динозавры», живущие вчерашним днем и думающие, что если они поставят голых женщин на барную стойку и включат коммерческий хаус, то обязательно будут рубить на этом деньги. Времена изменились, а они, как и прежде, сдерживают возможное развитие своими консервативными взглядами. Возникает парадокс — молодые не могут, а опытные не хотят менять привычный ход событий.

3

О молодых площадках — баре «Соль» и Jam Bar

Во-первых, я очень рад, что оба этих заведения существуют, на сегодняшний день это своего рода инкубаторы вкуса, где растут поколения и формируются тенденции. Какие-никакие, но все же. Огонек теплится, что-то происходит — это всегда хорошо. Я с большим уважением отношусь к этим командам, несмотря на то, что мне никогда не была близка их музыка и «коктейльный» подход к вечеринкам.

Лично для меня подобные пространства должны быть средой, в которой человек культурно обогащается и знакомится с новыми формами искусства. В этом, конечно, и «Джем» и «Соль» определенно страдают. Всегда видно, кто определяет тенденции, а кто ведом запросами публики больше, чем того требует здравый смысл и любовь к искусству. Но, повторюсь, лучше так, чем вообще никак. К тому же, ребята сильно страдают от отсутствия конкуренции. Например, «Соль», на мой взгляд, совершенно неконкурентоспособна — ни технически, ни экономически. Залог успешной работы любого клуба в существовании определенного костяка, компании людей. Благодаря этому формируется лояльная аудитория — то, что мы называем тусовкой. И в «Соли» это есть, но только на этом там все и держится. По-хорошему, ребятам бы использовать лояльную аудиторию как привилегию, чтобы заниматься продвижением чего-то нового и интересного. И если, условно, завтра появятся люди, у которых, кроме самой тусовки, будет еще и понимание того, что нужно с ней делать, — «Соль» быстро опустеет. Мне кажется, оба этих заведения дают людям возможность почувствовать себя принадлежащими к чему-либо и ощущение некоей уникальности.

О портрете казанского тусовщика и состоянии «первой любви»

Я думаю, что нет среднестатистического, все тусовщики — разные. Среднестатистическим казанским тусовщиком можно назвать розовощекого сынка в «Армани», который угощает женщин шампанским до рассвета на 14-м этаже «Корстона». И под ту же категорию попадает мой сосед, который надел пестрый шарфик и обтягивающие джинсы и пошел в «Соль», выдав себя за одного из посетителей. Это явление касается даже не «Соли» как таковой, а вообще всей этой «хипстерской волны». Это одновременно и печально, и очень смешно. Сплошная «упаковка», за которой нет ни концепции, ни содержания. Пытаясь разговаривать с этими людьми о музыке, культурных предпочтениях или о чем-то еще, я не нахожу в большинстве из них абсолютно никаких знаний по этим темам. Ими движет желание причислить себя к какому-то субкультурному слою, выдать себя за него. Таких «тусовщиков», которым приятно ощущать себя принадлежащими к какому-либо сообществу, в Казани хватает. Мне сложно «нарисовать» портрет такого человека, потому что можно запутаться в этих «упаковках». Наверное, они все — простые ребята. А еще, мне кажется, сейчас никто не переживает то состояние «первой любви». Раньше, в 90-х, приходя в клубы, люди попадали в атмосферу, от которой у них горели глаза. Сейчас я этого не вижу. Возможно, потому, что я не так часто смотрю в их глаза (смеется, — прим. Enter).

Об уходе от «клубной активности»

Резкий спад моей клубной деятельности произошел достаточно давно. И я думаю, на это есть вполне естественные причины, например, профессиональный рост, стремление к новому и прочее. Еще лет 6 назад я понял, что клубная индустрия как таковая перестала быть моей средой, и я уже сделал все, что хотел. А то, чем я занимаюсь сейчас, гораздо шире, но при этом также относится к организации и продюсированию событий.

Была еще странная и веселая история с BioPort, но она уже, что называется, за скобками. Тем более, что тогда я уже вплотную занимался резиденцией «Штаб» и подготовкой к другим проектам. К тому же, вопреки сложившемуся мнению, клубная индустрия всегда была лишь одним из видом моей деятельности.


Текст: Арина Добродеева
Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы
  • Лиана

    Очень информативно и интересно

    • Гриша

      Согласен. Очень интересная статья)

  • Илья

    Артур только забывает рассказать, что Озон оказавшись у руля Арены, Штата и других клубов в первую очередь занимались заработком денег, а уже потом развитием вкуса у населения. И за это время сильно подпортили вкусы у клубной молодежи. Как мне кажется, они одни из главных виновников того, что в условном ижевске можно всегда было сходить на минимал или какую то другую «неформатную» музыку, а у нас нет. Но судя по интервью — они так совсем не думают.

    • Гомункул

      С другой стороны, в клубной сфере еще остались «динозавры», живущие вчерашним днем и думающие, что если они поставят голых женщин на барную стойку и включат коммерческий хаус, то обязательно будут рубить на этом деньги. Четко вы про Ильдару с его Идолом проехались ))

  • Роман

    Скучное интервью, полное пустых слов без смысла.

    Критика ГНК – глупо. По факту находят барыг? Находят. Виноват организатор клуба как сообщник, создавший площадку сбыта. Любые меры стоят того, чтобы прижать к ногтю барыгу и спасти сотню жизней.

    Жалобы на аудиторию – глупо. Ты предприниматель в среде, работай с ней. Банк не жалуется, что приходится выдавать кредит на нищенский солярис, а все должны ездить на кайенах. Аудитория есть, окучивай, давай то, что нужно, а не критикуй.

    Жалобы на дискредитацию ночной жизни – глупо. Из 10 моих друзей девять ходят в клубы снимать бухих баб. Один – покушать экстази под громкое музло. Была бы дома аппаратура и нормальная шумка – слушал бы дома. Портрет аудитории к которой надо стремиться в интервью не указан, только что-то про горящие глаза и понимание концепции.

    Соль и Джем бар – помойки. В Соли свои резиденты играют муть, которую можно только в офисе под запару слушать. В Джеме подают теплые коктейли, которые просятся наружу.

    Короче, хрен его знает. Старческое брюзжание, а не интервью. Зато если увижу имя этого человека еще раз где-то – не пойду в место, с которым он связан.

    • Акушер

      Роман, разве не об этом же (про мотивы посещения клубов сегодня) говорит Артур? А еще для справки: за всю историю рэйдов ФСКН в клубах не было зафиксировано НИ ОДНОГО случая поимки продающих наркоту, все только людей бестолку напрягали. Не думаю, что вы потенциальный посетитель мероприятий, ну или хотя бы желанный, слишком много злости и обиды для этого, Отличное интервью, местами поверхностное, конечно, но все правильно сказал

    • Ильдар

      Роман, в точку!

  • Зураб

    Илья, взяли бы, да открыли тусу с минималтехно на виниле. Озон то как может удовлетворить Ваши предпочтения.

    Арт есть арт.)

  • Тога

    Как раз таки Озон, по моему, во время поняли, что заниматься только андеграундом и организацией особенных вечерин значит довольно быстро закопать себя. То, что их команда смогла сделать огромное количество действительно уникальных клубных проектов, которые не могут до сих пор повторить многие, произошло именно потому, что Озон очень правильно сочетали коммерческую деятельнойсть крупных проектов с одной стороны и производство «уникального контента» с другой, на одном они зарабатывали и это давало возможность вкладывать деньги в неприбыльные но интересные «миссионерские» проекты. Только благодаря такому балансу можно было существовать и развиваться на протяжении 20 лет, что они и сделали, почувствовав условия капитализма. Илья, не стоит забывать, что именно под флагом Озона прошло сотни вечеринок с интересной музыки, крупные фестивали и приезды в Казань действительно интересных артистов. Считаю, что все это у них получилось только благодаря умелому сочетанию работы с коньюктурой, на которой они зарабатывали, вкладывая деньги в вечеринки с оркестрами, лесные фестивали и много чего еще. респект. Интересное интервью….

  • Паша

    Грустный человек, жаль его таким видеть. И ворчит по стариковски, хотя, казалось бы, какие его годы.

    • Карим

      Респект Озону за клубный вклад, реальный вклад!

  • Антон

    В точку! Автору добра!в Казани на гормошках в шатрах тусят!

  • Карим

    С интересом прочитана статья!
    Ну эти люди не могли ничего подпортить, именно с пати в Грот баре и Геликопцаре и Иделе в Казани все и зародилось , респект!

  • Клаббер

    Сетует на унылую клубную жизнь, ну а чего ты хотел Арт?
    Если со всех, некогда, «гремящих» клубных сцен (арена, штат, доктор/люксор, Эрмитаж) уже лет 5 точно сочится голимый кал, а не МУЗЫКА, и виноваты в этом именно вы ребята — промоутеры, диджеи и владельцы! Потому что именно вы должны прививать вкус к качественной, вкусной музыке, а не гнаться за коммерцией! Что посеешь, то и пожнёшь!
    Ставишь голимую попсу/коммерцию поженай бескультурье в музыкальном пространстве!
    Ты скажешь: — я ведь должен зарабатывать! Да кто ж спорит, только слабо на интеллектуальной музыке это сделать?! Слабо видимо, раз на публику пинаешь…

  • Арт

    Уважаемый клаббер, дело в том, что как и написано в статье, я уже много лет не зарабатываю на клубах и занимаюсь другими делами. Не обобщай, пожалуйста, а наши визитные карточки — большие фестивали с симфоническими оркестрами, более 300 интересных артистов привезенных в Казань с «некомерческой» музыкой, масса медиа проектов, рассказывающих об интересных проявлениях клубной культуры и электронной сцены, премия, объединяющая проф.сообщество, представление Казани на крупных фестах страны и зарубежья, собственный музыкальный продакшн и много всего еще, но дело в том, что мы всего лишь небольшая часть происходящего и всегда старались создавать разницу с происходящим. А наши комерческие клубные проекты и контракты давали нам свободу, ресурсы и возможности для того, чтобы делать все это, именно из-за этого баланса Казань долгое время вызывала зависть и уважение других городов. Нельзя сразу взять и «привить вкус», это более сложная работа, которую мы добросовестно выполняли и отчасти реализуем сегодня. На публику я не «пиняю» а лишь констатирую факты, она ни в чем не виновата, перечитай статью еще раз, там нет обвинений, только констатация фактов. Мир:)))

  • Артур

    Бедный, бедный Арт…. в моральном плане конечно — бедный. И вкус привить и капусту рубить, нонсенс. Боже храни андерграунд!

  • Антон Валерьевич

    На самом деле, было — место (ниша) и кто то должен был это место занять, другой разговор во что все превратилось и во что переросло.

  • Грэйс

    Не слушай тех, кто мумит что то против, Арт, пока не прочитал ни одного вменяемого комента с критикой, все сплошная злоба и неадекват. Собаки лают — караван идет, поливать грязью могут только те, кто не знает как тяжело дается результат. А результат — тысячи людей и поколения, которые говорят вам спасибо… Мы все ценим ваш вклад и столько интересного и уникального в клубной культуре как сделали вы пока не сделал никто. Ваше творчество реально вдохновило очень многих людей, за что вам ОГРОМНОЕ спасибо

  • Лола

    Те, кто был очевидцем славных дел Озона и знает Арта лично, прекрасно знают что это за люди и каких мощных идей, человеческого отношения и харизмы полны их сердца и мысли. А что такое настоящий андеграунд, уверена, Арт знает лучше многих других, кто так любит спикулировать на этом «модном слове». Респект за интервью, много недосказанного, конечно, но интересно. Мы вас любим

  • Фанис

    Все свелось к тому что Озон, начали пускать всех подряд на вечеринки, без фейс контроля, говорю конкретно про Солярис, гопники заезжали на своих машинах и включали свою музыку, показывая всем какой у них большой и мощный сабуфер, причем играла там музыка разная от всяких скайзи до обычного быдлорэпа, а ночью там царит ужас, повсюду эти гоблины которые хотят с тобой сфоткаться и спашивают где им что «вырубить», видимо озоновцы давным- давно не спускались с мейна на танцполы своих вечеринок, тусуя при этом на заграничных фестивалях, сами все и похоронили, так как мало кто из адекватных посетителей готовы вариться в такой сбоной солянке. Вот так все движение потихоньку и сошло на нет, остались либо старые поклонники Озона, которые уже скажем так не молоды и армия гопников — копальщиков, которым то и особой разницы нет под что топтать, лишь бы качало, новой, более молодой аудитории к сожалению все это не интересно, так как не было никакого нового развития со стороны Озона, все было как и все 15 лет назад. Увы и сами не смогли адаптироваться и не смогли привлечь новую волну молодежи, остальное все следствие и побочные эффекты от временного апофеоза, который уже я думаю прошел 🙂

Новости партнеров