Шесть монологов горожан о том, как выдержать уразу


15 мая с заходом солнца для мусульман начался священный месяц Рамадан. Он включает в себя не только соблюдение уразы, то есть мусульманского поста, но и время духовного очищения. В этот месяц нельзя говорить о ком-то плохо, сплетничать, желать зла (впрочем, не рекомендуется этим заниматься и в обычные дни). Enter собрал истории шести казанцев, которые развенчали миф о том, что уразу держат только люди за пятьдесят, и рассказали с какими сложностями приходится сталкиваться в эти тридцать дней.


Фанис Зиганшин

актер театра имени Г. Камала

Держать уразу я начал в конце девяностых-начале нулевых, когда мне было около 24 лет. Предложили съездить в хадж от театра Камала, так как у меня был загранпаспорт, и к тому же я интересовался религией. После возвращения из Мекки, я начал глубже интересоваться этой темой. Не думаю, что держать пост — нечто необычное, все знают про него, и даже у нас, в театре, молодые артисты его соблюдают. Во время спектакля мы прямо на сцене открываем авыз (авыз ачу — то же самое, что и ифтар, — прим. Enter), поворачиваясь спиной к зрителю, быстренько съедаем финик и продолжаем играть (смеется, — прим. Enter). Потому что в хадисе (предание о словах и действиях пророка Мухаммада, — прим. Enter) говорится — если наступает время разговения, не нужно откладывать прием пищи.

Организм уже привык: не только тело, а даже разум ждет Рамадан. У меня так получается, что все масштабные дела я откладываю в этот месяц, но тем не менее, все запланированное успеваю сделать. Например, навестить родных, которые живут не только в Татарстане, но и по всей России. Хорошая возможность для этого, так как месяц сам диктует «навести, навести своих близких».

И еще во время Рамадана я не чувствую своих больных колен и мне все время хочется улыбаться — не знаю от чего (смеется, — прим. Enter). Я не вижу проблем, не создаю их. В этом месяце само отношение меняется к каждой ситуации — получается посмотреть на все как бы со стороны. В обычные дни нервничаешь, волнуешься, а тут как будто тело отстраняется, появляется третье «я» и оно контролирует тебя. Не хочется ни сплетничать, ни ругаться, ни сквернословить, ни обижать кого-то. Я даже не даю себе установку — «вот не надо грубить», так и само собой получается.

В театре мы собираемся и в гримерках, и в буфете, а затем вместе накрываем на стол. Это все происходит естественно, мы не думаем когда и с кем делать ифтар. Когда священный месяц заканчивается и можно есть в привычном режиме — поначалу сильно пугаешься и думаешь «ой, я нарушил». Организм неделю привыкает к тому, что можно спокойно есть, прыгать, дергать кого-то за волосы (смеется, — прим. Enter). На самом деле все благие дела остаются при нас и после уразы. Она просто помогает нам на них сконцентрироваться.

Алсу Гильми

дизайнер одежды, основатель бренда Alsu Gilmi

Сколько себя помню — я всегда соблюдала уразу: традиция перешла от родителей. С десяти лет я полноценно, не пропуская, держала пост. Если в детстве было тяжело в физическом плане, то со временем все это стало восприниматься по-другому — более глубоко и осознанно. Когда в течение года ты ведешь нормальный образ жизни: занимаешься спортом и правильно питаешься, то организм за пару дней привыкает и перестраивается. Мне комфортно в этом состоянии, а мозг работает даже лучше, чем обычно.

Для меня не возникает вопросов — держать уразу или нет. Если я считаю себя мусульманкой, то это для меня является обязательным. Исключения бывают, но только если у человека проблемы со здоровьем или он в пути. А дальше уже идет духовная составляющая — почему я держу уразу? Я воспринимаю это как награду от Всевышнего. Все добрые дела, которые мы совершаем в этот месяц, приумножаются во много раз. В это время мы стараемся бороться со своими эмоциями и слабостями. Ученые вроде бы доказали: все, что мы делаем в течение двадцати одного дня, перерождается в привычки, и я надеюсь, совершать добрые поступки после уразы тоже становится привычкой (смеется, — прим. Enter).

В соблюдении поста, как мне кажется, нет гендерных отличий и нагрузка равнозначная. А то, что на женщину возлагаются домашние дела и подготовка к ифтару, то это даже приятно. Для моих родных и друзей ураза — праздник длиною в месяц. Сейчас я и своим деткам стараюсь создавать праздничное настроение, дарить подарки, чтобы с детства они понимали важность этого Священного месяца и ждали его.

Мой круг общения сейчас воспринял бы с непониманием, если бы я не держала уразу. Но даже когда я училась и работала в светском окружении отношение всегда было исключительно уважительное.

Спасибо пожилым людям за то, что им удалось сохранить традиции: они держали уразу и в советское время, и в годы атеизма, и передали нам этот опыт. Сейчас я уверена, что все больше молодежи соблюдают пост. Я была на последнем республиканском ифтаре: за два дня он собрал порядка десяти тысяч человек. Причем по моим наблюдениям, основная часть — молодые люди. Мне кажется, это о многом говорит.

Марат Салахов

совладелец кондитерской Maryam

Мы с мамой держали уразу, когда мне было лет девять-десять. Но мы соблюдали пост не полный месяц, а, например, три дня в начале, три дня в середине и три дня в конце. Так делают многие этнические татары. Соблюдать ее полноценно я начал лет восемь назад. Это был мой осознанный выбор — ввести в свою жизнь религию уже не частично.

В течение месяца есть дополнительные посты, и в принципе, если человек их держит, ему легко перенести уразу. Бытует мнение, что насыщение не связано с едой — иногда человек может съесть две-три тарелки и не наесться. Также и с голодом — можно не есть в течение дня и даже не испытывать дискомфорт. Иногда возникают сложности с перестроением графика и может не хватать сил на что-то. Но и это нельзя назвать большой проблемой.

Держать уразу для меня — значит благодарить Всевышнего. Осознание того, что ты сегодня проснулся, руки-ноги шевелятся — уже огромное благо. Сама религия как раз и есть благодарность за все, что нам дано. Период Рамадана связан не только с постом, но и с духовными ценностями. Весь месяц человек старается ввести в свою жизнь больше религии, делать то, что он не успевает делать в обычное время. Изменения чувствуются не столько в физическом, сколько в духовном состоянии — нужно постараться бороться со своими желаниями, а ведь они — естественная сущность человека. Стараешься взять для себя новую духовную планку, и держать ее потом весь год.

Мое окружение тоже старается соблюдать эти предписания. Но было время, когда некоторые из друзей смотрели на то, что я держу уразу, как на некую дань моде, и думали, что это скоро пройдет. Но все длилось из года в год. Теперь в мечеть ходит много молодежи: они делают свой выбор и понимают, что есть вещи, которые зависят от кого-то другого и его надо найти, понять, познакомиться и начать выстраивать с ним отношения.

На самом деле даже у старшего поколения есть стереотип, что пост соблюдают только пожилые. Бывает, они говорят: «Это аксакалы должны уразу держать, а тебе зачем?» Но нам же никто не давал гарантий, что мы доживем до старости. Дело не в возрасте, а в самоощущении, которое не зависит от лет и когда оно приходит — ты начинаешь что-то искать и тянуться к духовному.

Асель Бекеева

event-менеджер, основатель Salaam Bazaar

Держать уразу я начала три года назад. Это получилось само собой: работала в околорелигиозной сфере в Москве и окружали меня религиозные люди, на которых хотелось равняться, и я ими вдохновилась. Решила попробовать — и мне понравилось. Ожидала одного, потому что меня все пугали, а получилось совсем по-другому — все прошло легко. Вообще, в первые разы было даже проще. Не скажу, что сейчас пост соблюдать тяжело, но тело к такому не привыкает — это больше вопрос к настрою. Если человек держит уразу не для галочки, а осознанно, то намного легче все перенести. А там уже и тело подстроится. В первое время после уразы я прислушиваюсь к своему организму: ем понемногу, ни в коем случае не переедаю. И, кстати, для меня еще одним открытием стало, что нам не нужно столько еды, сколько мы привыкли потреблять. Поэтому восстановление после поста проходит легко.

Самое сложное в этот период — тайм-менеджмент (смеется, — прим. Enter). Приходится ложиться поздно, но вставать при этом все равно хочется пораньше, чтобы успеть сделать что-нибудь полезное. Однако дел в этот период совсем мало, поэтому думаешь: «Чем заняться?» А ничем! Для меня это небольшая проблема, потому что появляется очень много свободного времени, которое можно потратить на размышления. Разум становится более ясным. Вообще, мне кажется, ураза — хорошая возможность подумать обо всем. В первую очередь — задуматься, что ты делаешь и зачем.

Я считаю, что основное отличие женщины, которая держит уразу, от мужчины, соблюдающего пост — соприкосновение с едой. Женщине нужно готовить, особенно если есть семья и дети. Приходится много времени проводить на кухне. Самое странное, что старшее поколение, не соблюдающее пост, часто спрашивает: «Это же сложно, как ты терпишь?» Зато ровесники относятся спокойно и поддерживают или вообще ничего не говорят на эту тему. Тенденция сейчас такова, что молодежь становится более религиозной — многие начинают держать уразу. Мне кажется, что стереотип о том, что пост соблюдают только пожилые люди, скоро изменится. Я думаю, это можно объяснить большей осознанностью в духовном плане, и, возможно, модой на правильное питание и ЗОЖ. При этом в период поста есть особая потребность делать что-то хорошее — задумываешься, как помочь, кому помочь и просто ищешь лишний повод улыбнуться прохожим на улице.

Рамис Нуриев

мотоциклист

Держать уразу я начал класса с девятого, но не все тридцать дней — это были просто пробы. Первой соблюдать пост начала мама, за ней и вся семья. Я тогда еще не совсем понимал что к чему: сказали не есть, и я следовал предписанию. Но иногда срывался, мог случайно попить воды — ребенок же. Уже в более зрелом возрасте, получая знания в этой области, начал заниматься самоанализом и самовоспитанием и стал относиться ко всему более ответственно.

Помогало и то, что вся семья дисциплинированная. Спорт тоже влиял на формирование характера: я занимаюсь карате с десяти лет. Сейчас так по календарю совпадает, что соревновательный сезон закончился и начнется только с сентября. Ураза каждый год смещается на одиннадцать дней, и лет десять назад она попадала на период соревнований.

Я как раз учился в институте: бывало такое, что приезжаешь после учебы домой, часов в шесть-семь тренировка, а до нее не рекомендуется употреблять пищу. Поэтому ел финики, пил воду и ехал заниматься. В любом случае, религия в приоритете, потому что тренироваться можно каждый день, а пост отменять нельзя. Я даже провожу параллели со спортом — дерешься на татами и знаешь, что есть цель, которую ты хочешь достичь и прилагаешь для этого все усилия, несмотря на трудности с соперником. А здесь твой соперник — ты сам, и ты думаешь о награде Всевышнего, вот это конечная цель.

Некоторые ученые имамы проводят другую аналогию: чтобы машина хорошо ездила, ей нужно проходить техосмотр. А у нее есть изобретатель — тот, кто написал регламент. И вот нас тоже кто-то изобрел — создал Всевышний и дал регламент: если хотите прожить здоровую и долгую жизнь, то вот вам инструкция — Коран. Сложно только первые три дня из-за привычки, что утром — завтрак, потом обед по расписанию и далее ужин. Организм перестраивается под другой график, и это ощущается. Но дальше проще. Самое главное — не физические ограничения, а духовная работа над собой — в этом смысл поста. И в отношениях с окружающими. Надо быть добропорядочными с ними, иначе все окажется тщетным.

Все, кто давно меня знает, относятся понимающе к тому, что я держу уразу, а новым знакомым я сразу об этом не рассказываю. Но потом они тоже начинают относиться с пониманием: и люди другой веры, и люди, которые никогда не соблюдали пост. Тем более, у нас в Татарстане. Здесь проводятся республиканские ифтары, строятся мечети. Есть друзья, знакомые, с которыми жизнь развела и вы долго не виделись, а потом встретились в мечети — их жизнь тоже к этому привела. Такие встречи дарят невероятные эмоции.

Дильбар Садыкова

генеральный директор АНО «Центр развития туризма РТ»

Я держу уразу последние несколько лет, но не всегда получалось соблюдать пост строго: были обстоятельства, из-за которых приходилось прерывать. Особенно тяжело приходилось в летнее время. К тому, чтобы соблюдать пост, я пришла со временем — думаю, это связано с духовным становлением. Ведь именно с ним приходит понимание и осознание того, насколько важно иногда себя ограничивать.

Здесь вопрос еще и в том, как ты себя настроишь. Мне кажется, это очень позитивный месяц: мне нравятся ифтары, потому что на них приходят воодушевленные, открытые люди. Атмосфера вокруг сразу становится душевной и теплой. И вообще, весь Рамадан стараешься вести правильный образ жизни, помогать окружающим. Даже, несмотря на то, что я, например, не совсем религиозный человек, скорее просто верующий.

В физическом плане я ощущаю себя комфортно — появляется легкость. Ешь меньше, а это перед летом как раз актуально — многие хотят похудеть, и ураза помогает (смеется, — прим. Enter). К тому же становится больше свободного времени, потому что не нужно отвлекаться на еду — пост помимо духовной составляющей имеет еще и такое актуальное для многих значение. И работе он совсем не мешает, даже наоборот. Не надо тратить время на обед или перекусы. Но лично для меня сложность возникает в том, что нельзя пить. Тут больше вопрос дисциплины — поначалу трудно, но потом все идет очень естественно.

Я не афиширую то, что соблюдаю пост, но те, кто узнают — подбадривают, говорят, что тоже хотят попробовать, и мы друг друга стимулируем. В этом есть элемент сплочения. Держать уразу, я думаю, одинаково сложно вначале и мужчинам и женщинам. В каких-то вопросах женщины более хрупкие, нежные, но, в то же время, есть мужчины, которые много занимаются физическим трудом, для них пост — испытание. Поэтому в этом вопросе нет гендерных различий.

Сейчас много молодежи держит уразу, причем в основном те, кому за двадцать пять. Это можно объяснить так: если раньше хотелось напускного мейнстрима, то ближе к тридцати приходит осознание своей личности, информационной и пищевой гигиены. Все в совокупности превращается в образ жизни: не просто не есть напоказ, а следить за распорядком дня, помогать людям, не допускать дурных мыслей, ограничивать себя в роскоши. После уразы нужно сохранить такое чистое духовное состояние. В первые дни после поста даже приходится заставлять себя поесть, немного непривычно. Зато потом все лето ешь меньше и отлично выглядишь (смеется, — прим. Enter).

Фото: Анастасия Шаронова; предоставлено героями

Смотреть
все материалы

Новости партнеров