Создатели GARAGE FACTORY: «Мы любим бетон таким, какой он есть»


Создатели студии промышленного дизайна о любви к бетону, мастерской в гараже и предметах с характером.

Бетонные коробки во дворах появились ещё в СССР. Подарили «Жигули» — получи гараж. Сегодня хозяева этого наследия используют гараж как буферную зону для вещей, которые находятся между квартирой и свалкой. Помимо очевидных автомастерских и шиномонтажных, в больших городах открываются дизайнерские студии, мастерские, ателье, и даже барбершопы.

Enter поговорил с Дамиром Аитовым и Тимуром Закировым, создателями Студии GARAGE FACTORY, о том, как начать бизнес в гараже и стать лидерами промышленного дизайна в Татарстане.


7

Строительство разочарования

Тимур: До открытия мастерской я работал в строительной компании на руководящей должности. Мы строили коммерческие объекты премиум-класса в Казани. Ближе к 25 годам мне стало тесно, потому что это была обычная работа со стандартными схемами. В конце концов я вообще потерял интерес к строительству, потому что ты работаешь, тратишь силы, а итог работы не всегда оправдывает ожидание. Мне это не нравилось.

Здесь у нас настоящий акт рождения — мы придумываем идею, прорисовываем её, создаем прототипы. Эта идея для нас как ребёнок. Сейчас мы с Дамиром редко работаем на производстве, но не упускаем возможности вытащить из формы первые изделия новой линейки.

Дамир: Я родился в семье архитекторов. 15 лет проработал в семейном бизнесе. В ходе работы познакомился с Тимуром. Он реализовывал один из моих проектов — цветочный торговый павильон «Крокус». Мы сразу сошлись с ним во взглядах на творчество, оба ценили качество и любовь к деталям.

Работа архитектора или дизайнера очень часто представляется в кино как очень романтичный процесс. В реальности же приходится сталкиваться с большим количеством проблем, чтобы реализовать свою идею так, как ты ее задумал. Зачастую от интересной идеи не остается ни штриха. На это влияет совокупность факторов — от непонимания заказчиком необходимости того или иного решения, игнорирования элементарных законов архитектуры и композиции, до чрезмерного желания сэкономить, да или простого желания строителей максимально упростить себе работу. В итоге мы из простой и чистой идеи получаем примитивную, или из сложного и продуманного фасада — нагромождение форм и объемов. И очень непросто бывает объяснить людям, что каждый сантиметр на фасаде имеет огромное значение.

В той работе с Тимуром меня очень порадовал его подход — он не боялся сложных решений и старался реализовать проект в соответствии с идеей. В итоге, мы реализовали проект в том виде, в котором я его задумал, чему, естественно, был очень рад.

Гараж для бетона

Т: В процессе нашей совместной работы в строительстве мы как-то сразу нашли общий интерес к промышленному дизайну. Мы оба творческие люди, поэтому, в первую очередь, наша цель — самореализация. Всё началось с экспериментов, прототипов. Мы искали форму, думали над материалом, изучали технологию. Через некоторое время взяли в аренду гараж и открыли мастерскую, где уже начали испытывать свои идеи. Появилась Мастерская предметного дизайна GARAGE. В 2014 году мы решили создать бренд GARAGE FACTORY. Мы в течение двух лет экспериментировали и с деревом, и с металлом, но в итоге решили работать только с бетоном. Он сразу стоял у нас во главе. Многие воспринимают его исключительно как строительный материал. Самые распространенные вопросы, которые нам задают — это «А вы будете его красить?» или «А эти пузырьки — это брак?». Мы любим бетон таким, какой он есть, в его «первозданном» виде — с его неоднородной текстурой, непростым цветом, неповторимостью. Мы постоянно совершенствуем рецептуру, ищем нужный оттенок, экспериментируем со специальными составами. Сейчас у нас около десяти рецептур, каждая из которых подходит под определенные задачи. За эти два с половиной года нами создано несколько линеек предметов интерьера и декора, в ассортименте каждой — более 50 предметов, которые теперь распространяются по всей России.

Д: В первое время в Казани наша мастерская вызывала недоумение: «Что? В гараже? Это бизнес вообще?» Мастерская в гараже с соответствующим названием вызывает ассоциации, что у нас все должно быть дешевым и «кустарным». Дело в том, что месторасположение мастерской — не изначально задуманная концепция. Просматривая в интернете помещения под аренду в центре мы наткнулись на этот гараж. Я очень хорошо помню тот день, когда мы приехали его смотреть. Было солнечно, начало мая, перед нами распахнутые ворота, неизвестность, страх, любопытство, азарт и повисший в воздухе вопрос: «Ну что — берем?» Решение мы приняли сразу: центр города, удобная инфраструктура, пешеходная доступность, хорошая парковка. Для меня была еще и эмоциональная составляющая — в этом районе я провел свое детство, я его знал и очень любил.

Дизайн. Искусство. Технологии.

Д: На нашей первой вывеске написано: GARAGE мастерская предметного дизайна. Сейчас мы называемся по другому — GARAGE FACTORY студия промышленного дизайна. Долгое время мы не различали этих понятий, считая, что возможно и то, и другое. В формате маленькой мастерской и изготовлении единичных экземпляров — да, но когда тиражи заходят далеко за сотни, меняется весь цикл производства. Мне очень нравится одна из формулировок промышленного дизайна — это сочетание искусства, технологии и маркетинга.

Т: Поначалу мы вообще не задумывались об этом. Мы делали какие-то вещи, понятно — дизайнерские, но дальше не думали. Потом приехали наши коллеги и дали свою оценку нашей работе: «Ребята, это же настоящий промышленный дизайн!». Для нас это было первым толчком, чтобы начать мыслить другими масштабами, материями, технологиями.

Предметы с характером

Т: Сейчас мы с Дамиром редко работаем непосредственно на самом производстве, больше занимаемся стратегическим планированием и самим проектированием. У нас сложился постоянный коллектив, закончился отсев, и мы нашли самоотверженных людей, которые разделяют наши идеи. Между собой мы тоже разграничили обязанности. Дамир отвечает за дизайн предметов и работу офиса, а я за производство — выпуск изделий, их чертежи, технику безопасности на производстве.

Мы предпочитаем продавать свой дизайн, потому что любой проект, собственный или задание заказчика, — неимоверный труд. Кажется, что тут такого — простейшая форма светильника или какая-нибудь карандашница. Во-первых, на проработку уходит очень много времени и сил. Во-вторых, нужно подготовить прототип, подправить его, прочертить, отдать на производство, добиться от рабочих, чтобы они всё качественно сделали. В итоге, уходит очень много времени и материальных затрат. Если, например, наш серийный светильник стоит пять тысяч рублей, а заказчик захочет тот же светильник на пять сантиметров больше, то изделие будет стоить уже примерно 45 тысяч.

Д: Проработка и реализация каждой идеи всегда требует разного количества времени. Например, часы мы делали полгода, потому что хотели избавиться от видимых элементов крепления и чтобы они одинаково хорошо смотрелись и на стене, и на полке. Но тогда мы были неопытными и поставили себе сложную задачу. Сейчас же мы можем выдать новый продукт или прототип уже в течение месяца, параллельно придумывая сразу несколько предметов интерьера. В данный момент, например, у нас их в разработке двенадцать. Иногда идеи теряются в столах, но через некоторое время мы их пересматриваем, перерабатываем.

Бетон — материал жесткий, суровый, со своим нравом, поэтому наши изделия уникальны сами по себе — в серии каждый предмет может немного отличаться от другого. Из-за этого наши предметы олицетворяют не столько брутальность, сколько характер. Оттуда и слоган «предметы с характером». Наши изделия часто покупают в подарок, если хотят подчеркнуть, насколько уникален, необычен и решителен человек.

Проблемы рынка в Татарстане и любимый заказ

Т: Мы работаем, в основном, на Россию, потому что в Казани, к сожалению, очень непросто реализовать тот объем, который мы реализовать планируем. Есть проблема нехватки проектов, в которых дизайнеры смогли бы применить наши изделия, правильно и гармонично включить в свои интерьеры. Конечно, ещё и самим клиентам непросто перестроиться и пустить в себе в дом бетон. Но наметилась тенденция, что всё больше и больше людей заинтересованы в наших изделиях. Мы стараемся изменить мышление клиента — работаем с публикой, ездим по выставкам.

Раньше, когда мы выставлялись на каких-то дизайнерских показах, посетители не понимали, что перед ними, из чего это сделано. В большинстве случаев даже не замечали, до тех пор, пока мы не заостряли их внимание на том, что это бетон. И так приходилось делать много раз, практически с каждым посетителем. Потом нам с Дамиром пришла простая идея — повесить плакат #Даэтобетон. Этим мы сразу ответили на первые несколько вопросов, и публика уже подходила подготовленная. И можно сказать, диалог уже начался.

Д: Самый запоминающийся заказ у нас был для строительной компании из Москвы. Они устраивали премию для лучших сотрудников, и им нужны были памятные статуэтки. У них была уже готовая идея. В 2015 году они пришли к нам со словами, что никто, кроме нас, этого сделать не сможет. Крупный клиент, очень сложный с технической стороны заказ. Идея состояла в том, чтобы сделать рассеченную бетонную статуэтку и срез должен быть металлическим. Никаких компромиссов — настоящий металл и настоящий бетон! Понимая ответственность ситуации, мы очень долго не решались принять это предложение. В итоге, после длительных переговоров и обсуждений, мы нашли решение и смогли воплотить его по задумке дизайнера. Правда, с очень большим трудом — четверо суток мы практически не спали. Результатом трудов был довольный клиент, который вернулся к нам в этом году с идентичной задачей и заказал еще один комплект статуэток! Это был один из самых сложных наших проектов.


Текст: Салават Юсупов
Фото: Артём Дергунов

Смотреть
все материалы

Новости партнеров