Студент из Афганистана о низких стипендиях, татарских девушках и чак-чаке


Кайс Баракзай о возможностях для иностранных студентов и толерантности казанцев.

Enter совместно с Молодежной Ассамблеей народов Татарстана запустил спецпроект — серию материалов о жизни многонациональной молодежи в нашей республике. Новым героем рубрики стал Кайс Баракзай из Афганистана — магистрант КНИТУ-КХТИ, бывший вице-президент Ассоциации иностранных студентов (АИС) и руководитель молодежного крыла афганской диаспоры в Казани. Он рассказал о религиозных стереотипах, о том, как в далеком 2008 году впервые попал в Казань и почему иностранцам так тяжело найти работу по специальности.


Низкие стипендии и сложности переезда

Я приехал из города Нимроз в Афганистане почти десять лет назад. В первый год проживания в Казани я ощутил все сложности переезда в другую страну. Я не понимал, что происходит вокруг, в основном, из-за отличий в культуре. Сейчас же я очень полюбил Казань, она стала для меня вторым домом. Не хотелось бы отсюда уезжать, но без гражданства у меня нет возможности остаться. А чтобы его получить, нужно жениться: больше для афганца, к сожалению, не существует никаких вариантов.

На самом деле, я попал в Казань по стечению обстоятельств. Дело в том, что афганских абитуриентов по гослинии (государственная линия — это программа поступления иностранного гражданина в учебные заведения России в рамках межгосударственных соглашений, — прим. Enter) распределили в вузы Дагестана и Казани, и я случайно оказался среди тех, кого отправили сюда. Изначально я выбрал для себя три специальности, но после переезда решил остановиться на программировании. В течение года я изучал русский язык, чтобы поступить в КХТИ на специалитет, потом отучился два года в магистратуре и в этом году пошел на первый курс логистики. Я не могу сравнивать качество высшего образования в Казани и Афганистане, потому что не знаю, как с этим обстоят дела в моей родной стране. Знаю только, что у нас гораздо дешевле: в среднем 500 рублей в месяц за один час лекций в день. Здесь же счет идет на десятки тысяч — 300-500 рублей отдают только за одну пару.

Я, как и большинство студентов из ближнего зарубежья, учусь на коммерческой основе. Наше государство выделяет нам по 100 долларов в месяц, а магистрам — 200. Плюс стипендия, которую нам дают здесь — около 1100 рублей. Студентам из Ирака, например, выделяют 2000 долларов в месяц, а из Нигерии — 300 долларов. Если честно, суммы в 100 долларов хватает, только если ты живешь в общежитии. Но в КХТИ оно, к сожалению, очень плохое. Многие хотят снимать квартиры, и здесь возникает другая проблема — поиск работы. Когда работодатель узнает о том, что ты иностранец, он сразу же отказывает, потому что без гражданства официально оформить сотрудника в штат не получится. Вот и приходится подрабатывать грузчиком или кальянщиком, несмотря на то, что у меня есть образование. Даже таксистом не получится устроиться. Однако в последнее время из-за кризиса и русские не могут найти работу, так что ничего удивительного в этом нет.

2

Русский Новый год и общечеловеческие правила

В странах ближнего зарубежья праздники отмечают широко и с размахом. К примеру, как русские отмечают Новый год: собираются всей семьей, сидят за столом, смотрят телевизор и едят. У нас все по-другому: у нас этот праздник называется Навруз и отмечается 21 и 22 марта. В первый день мы тоже собираемся всей семьей, а потом едем за город к живописным местам, делаем шашлыки. Мы не ограничиваемся десятком гостей. Вместе собираются все самые дальние родственники, иногда их численность достигает 100 человек. В России мне больше всего нравятся 8 марта и 23 февраля. Это очень теплые праздники, которые в Афганистане отмечать не принято, так как страна неспокойная и настроения жителей такие же. Но больше всего, конечно, мне нравится русский Новый год. Люди готовятся к нему не один день, а 20, покупают подарки, украшают дома и отдыхают две недели. Кроме праздников, нас объединяет и общая вера. В Афганистане широко распространено мусульманство, и мы строго относимся к религии. Неважно, буддист ты, христианин или мусульманин, каждый должен уважать веру другого. По сути, все, что прописано в Библии или Коране — общечеловеческие правила: не убивать людей, не пить, не воровать. Я считаю, что все мы одинаковые. У меня много друзей-буддистов из Китая, но есть и атеисты, и мы хорошо общаемся. Главное — это человечность и душа. Да, мне неприятно, когда кто-то плохо отзывается о моей вере, но я никогда не стану об этом спорить, а просто спокойно поговорю и узнаю, почему человек так считает.

Татарские девушки, уважение и отношение к иностранцам

За все время пребывания в Казани, я ни разу не наблюдал негатива по отношению к приезжим. Я общаюсь с людьми из разных стран и вижу, что все зависит от позитивного настроя и дружелюбия. Я на сто процентов согласен с утверждением о том, что в России, и в Татарстане в частности, самые красивые девушки. Афганские девушки более закрыты, сидят дома, не могут просто взять и выйти ночью погулять. Большая разница между нашими нациями заключается и в уважении. Мы очень уважаем старшее поколение и женщин. В Казани я очень часто видел, что пожилым не уступают место в автобусе, а молодые люди ругаются по телефону с родителями. Если мне позвонит мама, я обязательно отвечу и неважно, занят или нет. В таких ситуациях и проявляется уважение.

Чак-чак и синтетические русские фрукты

К своему удивлению, я не ел практически ни одного блюда татарской кухни. Единственное, что я пробовал — это чак-чак. Когда уезжаю домой, покупаю несколько коробок и угощаю семью. Наши кухни вообще сильно отличаются: в Афганистане едят очень много мяса и масла. На завтрак мы пьем чай, в обед можем перекусить, а на ночь наедаемся. Здесь все наоборот. И, наверное, это полезнее для здоровья. Зато у нас очень дешевые и вкусные фрукты, здесь они какие-то синтетические, вялые и очень дорогие. У нас есть город Кандагар, он является основным поставщиком граната. После них российские даже пробовать не хочется. И еще один пример — это сухофрукты. Они у нас очень дешевые, а здесь просят 200 рублей за маленький пакетик. Та же история с моим любимым перцем чили или с помидорами.

3

Странности российской погоды и отсутствие запретов

Наша страна находится в центральной Азии, там очень жарко. Наш климат сильно отличается от российского, ведь погода разделяется прямо по сезонам: ровно три месяца летом очень жарко — иногда под 40 градусов, а зимой держится минусовая температура. В России все по-другому: непонятно, весна на улице или зима.

Но афганцы очень крепкий народ и нам все равно, какая на улице погода. Однажды мы с друзьями возвращались с дискотеки, было 25 градусов мороза, а общежитие закрыли на ночь. Наши друзья бросали нам из окна одеяла и носки, и мы полтора часа сидели на морозе. Или, например, в детстве мы могли бегать по улицам, играть без ботинок и футболок, а наши родители никогда не запрещали нам что-то делать. Здесь же детям не разрешают трогать горячий чайник, потому что ребенок может обжечься, а у нас не запрещают. Обожжется один раз и больше так делать не станет. Это проявляется во всем — человеку с самого детства дают возможность учиться на своих ошибках.

Вседозволенность и замкнутый круг

Можно сколько угодно разговаривать о традициях, но семьи и их влияние на детей невозможно переоценить. Характер и поведение человека всегда зависит от той атмосферы, в которой он рос. А вседозволенность возникает из-за политической обстановки в стране: демократия побуждает людей делать все, что им хочется, а нас, народ, нужно контролировать. Это же относится и к семейным ценностям. Многие девушки могут со мной не согласиться, но я считаю, что главой семьи может быть только мужчина. Это не значит, что он должен принимать все решения сам, просто мужчина несет ответственность за свою семью и все, что он делает, связано с интересами жены и детей. Вероятно, поэтому афганские отцы так строги со своими детьми.

Я, к сожалению, очень редко навещаю своих родных, потому что это трудновыполнимо в финансовом плане. Я езжу домой примерно раз в год, и то на каникулах. Государство ведь не может поддерживать деньгами всех иностранцев. Если нам хотя бы раз в год будут оплачивать проезд до дома, у государства не останется денег. И это замкнутый круг: мы не можем уехать, потому что денег нет, но и остаться не можем, потому что иностранцев не берут на работу без гражданства, которое практически невозможно получить.


Текст: Лола Малова
Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы
  • Рината

    Денег мало, еда невкусная, молодежь невоспитанная… Зачем приезжать в таком случае?

    • Рината

      деньги мало !значит что 100 $ можно жить за месяц ?я не сказал что еды не вкуснее я сказал что не попробавил. вопрос было такой я свой мение сказал что увидел.потому что Государство отправили.

  • Кристина Рыбакова

    как найти его вконтакте или на фейсбуке?

    • Анни

      А вы с какой целью интересуетесь?

  • Русский

    > А вседозволенность возникает из-за политической обстановки в стране: демократия побуждает людей делать все, что им хочется, а нас, народ, нужно контролировать.

    Делать то, что хочется, побуждает собственный эгоизм. Демократия — это как-бы политический строй, а не религия.

Новости партнеров