Вебкам-модель — о заработке, особенностях мастурбации и эстетике контента


Удовлетворение сексуальных желаний в сети — реальность XXI века. Интернет предлагает самые разные варианты — и тематические веб-сайты, и приложения для поиска партнера и, конечно, вебкам-моделинг, который эксплуатирует страсть к наблюдению за другим человеком. Сейчас вебкам — это не просто видеочат, где модели обоих полов исполняют за плату желания посетителей сайта, но и развивающийся во многих странах интернет-бизнес. В США, например, даже проводятся ивенты, посвященные этой индустрии.

Enter поговорил с бывшей вебкам-моделью из Казани о заработке, эстетике обнажения и фетишах клиентов. Публикуем интервью на условиях анонимности.


Отчаяние и вебкам как соломинка

Я пришла в вебкам от отчаяния: на мне висели огромные долги, около 250 тысяч, и это только от коллекторских агентств — накопилось, всякое бывало. Родители от меня отвернулись, друзья меня кинули — я позанимала у них денег. Был ноябрь, в квартире отключили отопление — я давно не платила за ЖКХ. Я просто не знала, что делать и как выбираться из ситуации. Вдруг мне написала знакомая девушка. Сказала: «Я просмотрела твой аккаунт в инстаграме, ты такая открытая, раскрепощенная, попробуй поработать в этой индустрии». Она ничего от меня не скрывала и сразу сказала: «Я работаю в вебкаме, попробуй, у тебя может получиться».

Если бы не было проблем с деньгами, я бы пошла туда просто из интереса. Но больше всего меня напрягали даже не долги и проблемы, а то, что я сижу дома и ничем не занимаюсь.

Институт благородных девиц (нет)

В первый день никто ничего не скрывал: нам не обещали, что мы будем просто скромненько сидеть перед вебкой. Сказали прямо, чем будем заниматься. Провели обучение — обучили общению с иностранцами, дали скрипты и информацию по работе с сайтом, по интерфейсу. Показали рабочее место — кресло, камеру, дали в руки игрушки. Дальше модели уже сами включались в процесс.

В первый день я стеснялась снять даже носочек. Но были девочки, которые раздевались полностью, все показывали, причем крупным планом, а я удивлялась — такие раскрепощенные девицы. Я сидела скромненько, в джинсах, и просто общалась. Потом поняла: если хочешь много зарабатывать в вебкаме, на одном общении далеко не уедешь, нужна обнаженка.

Целевая аудитория и заработок

Больше всего клиентов было среди американцев, потом шли французы и немцы. Ни арабов, ни китайцев не было. У студии несколько точек, в том числе есть одна, где работают только парни. Моя смена — шесть часов, не менее четырех раз в неделю: из них 315 минут я в эфире и 45 минут на отдых. График — как удобно, выбирай, какой хочешь. Тарифы такие: от 59 долларов за смену. Деньги шли за выполнение желаний клиентов в чате. Если не делаешь так называемый «план», то зарплату за смену не получаешь.

Были девочки, которые не могли сделать и 10 долларов за смену, а были и такие, у кого выходило по 200 долларов. Это зависит от того, на что модель готова ради денег, а также от актерских навыков, потому что со временем все удовольствие от процесса пропадает, остается чисто механика.

На студии даже был спортзал с тренажерами и велосипедом, но никто не принуждал туда ходить. Девочки сами занимались.

Девственницы, костюмы и прочие сложности

Модели постояннно сталкиваются с психологическими сложностями: не все девочки приходят в вебкам сексуально раскрепощенными и подкованными. У нас работали девственницы, они лишались девственности прямо на студии, за деньги. Стоило это дорого. Конечно, через экран тяжело проверить, что модель еще «имеет честь» и не обманывает. Была одна 22-летняя девочка, заломившая цену за свою девственность около 500 долларов, если не больше.

Это запрещено, но некоторые модели раздают свои личные данные — мессенджеры, имейлы, телефоны, чтобы общаться с клиентами в обход студии и иметь левый доход.

Самое главное перед началом работы — выбрать костюм. У нас многие модели были в тематических нарядах, например, в костюме Вандер Вумен или девушки-полицейского. Один раз я примерила костюм железнодорожника, вышло вполне сексуально. А еще обязательно нужно было использовать хлоргексидин перед началом смены, чтобы ничего не занести, и постелить чистое белье. К чему-то экстраординарному нас не обязывали.

Моделей было много, причем самого разного типажа: на нашей студии уживались худенькая девочка-девственница и беременная негритянка из Африки. А еще, у нас не принято говорить «клиент» — правильно «гость». Чтобы привлечь этих самых гостей, надо постараться. Например, устроить мастурбацию прямо во фри-чате. Кто-то из девочек показывал чуть ли не акробатику, садился на шпагат. А одна из моделей любила мастурбировать странными предметами, например, гелем для душа или цветком. Чего там только не увидишь.

Любитель фут-фетиша и другие странные люди

Гости тоже все разные, зависит от типажа модели. У меня самыми частыми посетителями были мужчины средних лет, семьянины, работяги. Приходили домой с работы и расслаблялись с пивком. Также на меня часто заходили престарелые лесбиянки. Наверное, из-за внешности (у бывшей вебкам-модели короткие волосы, — прим. Enter). У кого-то основной аудиторией были школьники-подростки.

На сайт, бывало, заходили явно ненормальные ребята: один мужчина любил засовывать себе в зад кактус, другой просил меня использовать землю во время мастурбации, чтобы я заразилась столбняком — такой у него фетиш. А еще, часто заходил один мужичок, 68 лет, фут-фетишист — тоже странный тип. Я приходила, сидела шесть часов перед вебкой и понимала, что все время этот человек наблюдал за моими ногами. Он на протяжении шести часов просто рассматривал мои лодыжки.

Зарплата и риск шантажа

Зарплата у нас выплачивалась по неделям. Ее считали в долларах, но выдавали в рублевом эквиваленте. Самый большой заработок за неделю у меня составил 34 600 рублей. В среднем за месяц я спокойно делала 80 000 рублей. На Щапова есть VIP-студия, в которой работала всего одна девочка. У нее получалось делать от 220 долларов в день. Но состояние ее тела оставляло желать лучшего.

С конфиденциальностью были проблемы. Мы знали, что скрины с сайта есть в сети и можно установить личность модели. Мне повезло больше: никто не угрожал, но другим девочкам писали во «ВКонтакте», шантажировали.

Поколение раскрепощенных людей

Мой парень знал, где я работаю — мне не стыдно было об этом говорить. В какой-то момент я даже удивлялась, что все этим не занимаются, ведь это легкие деньги. Для меня вебкам-моделинг стал нормальной работой: кто-то продает еду, я продаю контент. Мой парень придерживался свободных взглядов и отнесся с фаном — ну, прикольный период в жизни. Мама узнала случайно: у меня были скрины на компе, и у нас случился большой конфликт. Мы до сих пор не разговариваем.

У нас работала одна девочка — по сути, ребенок, она тогда еще училась в школе. И все ее близкие знали, чем она зарабатывает: и родители и парень. Она объяснила им, что просто целомудренно ведет себя в чате, просто сидит в нижнем белье и общается. Сгладила ситуацию.

Я сказала маме, что причина отчасти в отсутствии поддержки. Я не видела другого выхода из ситуации. Она пытается меня понять, но это очень сложно ей дается. Больше никто из родственников не знает. Сейчас я в отношениях с девушкой, она из Питера, там к этому относятся свободно, она меня не осуждает.

О причинах ухода, стыде и эстетике

Я ушла из вебкама из-за конфликта с руководством. Нас начали учить, как общаться с гостями, начали принуждать. Например, у тебя нет опыта «глубокой глотки», а тебе суют резиновый член в рот со словами: «Работай, сучка, нам надо». Это не профессиональный подход, а насилие.

Работа перестала приносить мне удовольствие, к тому же я «раскидалась» с основными долгами. Отпускали меня нелегко, ведь я работала давно, и гости уже ко мне привыкли. Плюс, несмотря на то, что приходит много новеньких — от шести человек в день — многие сразу же уходят, так как не все психически способны работать в вебкаме. Поэтому опытных моделей отпускают с трудом. Я хотела работать изредка, но потом поняла, что это не вариант, и в итоге ушла. У студии, кстати, до сих пор остались мои учетные данные, но они должны были их уничтожить.

Я не стыжусь работы вебкам-моделью. Мне вообще казалось, что я творю искусство. Меня перло от того, что я приношу людям эстетическое и сексуальное наслаждение. Но когда начали заставлять делать то, что некомфортно, весь кайф от работы пропал.

Для кого-то из моделей вебкам был основным заработком, а для кого-то дополнительным. У нас в основном работали молодые люди, так как их ум свободен от стереотипов и закостенелого мышления. Работа вебкам-модели может подойти только тем, кто нормально и раскрепощенно относится к сексу и сексуальности и не считает, что делает что-то грязное или неправильное.

Иллюстрации: Bruno Café

Смотреть
все материалы

Новости партнеров