Жители Свияжска о возрождении острова, туристах и главном


Свияжск давно стал излюбленным местом туристов, жаждущих уединения. Здесь вековая история переплетается с необыкновенной красотой природы и национальным колоритом.

Enter встретился с жителями Свияжска и расспросил их об энергетике острова, надоедливости туристов и узнал их мнение о возрождении острова и фестивалях, проходящих на его территории.


Баба Валя 

пенсионерка, 78 лет

«Видел этот остров много, но все беды смог пережить»

Я тута родилась, на острове-то. За всю свою жизнь переезжала несколько раз. А что? Молодая, красивая, здоровая девка-то была. В Казани училась и работала какое-то время. Думала: приживусь, а нет, не смогла — вернулась в Свияжск. Потом замуж вышла, детишек родила, но покинуть эти края на долгое время не могу — все время тянет сюда, на родину, в Свияжск.

Мы жили большой семьей в деревянном домике на восточной стороне острова. Дружно жили, но тяжело. В Свияжске не было больницы, магазинов — только на бога надеялись. Будет урожай — перезимуем, а в голодные годы, конечно, еле концы с концами сводили. Но остров всегда поддерживал нас — земля свияжская что-то да плодила, поэтому мы даже в голодные годы находили себе пропитание. После распада союза снова переехала с острова к детям в город. Но не смогла прожить там и несколько месяцев — зачахла. А после поняла, чего это я все бегаю? Так и осталась жить в Свияжске насовсем.

До того, как остров начали штукатурить да реставрировать, на нем вообще ничего не было. Парочка хилых домов, храмы полуразрушенные, кибет (пер. с тат. — магазин — прим. Enter) с консервами стоял, да и рассветы с закатами. Это мы сейчас как в раю живем: на лавочку выходим каждый день на туристов поглазеть и новости обсудить. Раньше же — за водой сходи, огород полей, баню истопи, постирай — а колодец, между прочим, в полукилометре от дома был.

В 2008 году в Свияжск из города понаехали, и давай сносить наши дома. Мы, конечно, были не против — чего противничать-то? Нам квартиры тут построили — комфортные, с унитазами и ванными — живи и радуйся, как говорится. Дети и внуки навещают меня каждые выходные, что надо привезут. Я уж и сама что-то больно обленилась, все по телефону заказываю, а сама больше с острова не выезжаю.

Сейчас я довольна Свияжском. Пережила такие времена, которые многим не осилить. Дорог не было, теплоходы ходили редко: ни приехать сюда, ни уехать. А сейчас вон и дороги, и автобусы, и речной транспорт — выбирай, какой хочешь.

Видел этот остров много, но все беды смог пережить, наверное, потому что он живой и у него есть душа. Ну, или бог его бережет. Вон храмы какие сейчас стоят, как куколки — все позолочено да оштукатурено.

Мы, старожилы острова, знаем о нем больше, чем эти доктора наук, которые приезжают сюда к нам, а потом пишут книжки, но только к нам мало кто обращается. Тут все пахнет историей: я в огороде столько монет нашла, что хоть свой археологический музей открывай. Туристы и туда повалят (смеется — прим. Enter).

Народа, конечно, тьма-тьмущая. Особенно когда мероприятия устраивают. Я на них не хожу, потому что не понимаю ничего, а молодым нравится. Мусора только полно после себя оставляют. Взрослые-то еще как-то стараются после себя убирать, а вот ребятишки и молодые ушлые больно. Вечером одни бумажки да бутылки валяются от них. Обидно, все-таки родина, жалко. Говорим мы им, замечания делаем, но кто старух-то послушает.

Ольга

 предприниматель, 35 лет

«Болезни для слабаков и нытиков, а мы, простые свияжцы, не из таких

Мы приехали из Зеленодольска. Думали, на время останемся, а нас так затянуло, что покидать остров лишний раз не хочется. Здесь мы живем недолго, скоро будет три года. Нас пригласили работать в качестве ремесленных мастеров, снабжать, так сказать, туристов народным промыслом. Работаем около дома, рядом с монастырем, в знаковом месте — ремесленной слободе. Здесь туристы задерживаются как минимум на полчаса. За это время мы их угощаем чаем с пряностями, кормим оладушками, развлекаем на древнерусский лад. Мы всей семьей мастера по дереву. Плетем кукол, обереги от сглаза и бытовые украшения для домашнего очага. Туристы охотно покупают наши авторские поделки. Дарят друзьям или просто увозят с острова как памятный сувенир. По соседству с нами гончары-ремесленники и кузнецы-удальцы.

Нам на работе не до скуки, всегда найдем с кем поговорить, а еще улыбаться нужно, с душой встречать гостя. Один раз к нам приехала группа из Барнаула. Унылые такие дядьки с тетками, из автобуса выходили будто на расстрел. Мы их как увидели, давай настроение поднимать. И ухой угостили, и рюмочку налили, и стрелять из лука научили. Потом они долго благодарили нас за гостеприимство. А как иначе? Ведь человек, прежде всего, приезжает сюда отдохнуть, духовно обогатиться.

Днем жизнь на острове бурлит, а вечером, когда последний автобус выезжает со стоянки, все успокаивается и становится так уютно, будто живешь не в двадцать первом веке, а в какой-то доброй сказке. Закаты разливаются над Свиягой разноцветными огнями, местные озорные девчонки бегают на берегу реки, а старожилы выходят на вечерний разговор во дворы и клюют семечки.

Работаем до вечера, а после всей семьей собираемся в мастерской и придумываем как угодить да чем удивить зевак-туристов. Это наш семейный бизнес. Миша, мой племянник, порой сам придумывает сувениры, несмотря на то, что ему всего 9 лет. Он парень дельный, работящий. Помогает нам продавать товар и завлекает туристов своим ангельским голосочком. Они охотно клюют на маленького продавца-ремесленника.

Плюсов на острове больше, чем минусов. Мы иногда выбираемся из Свияжска на машине. Ездим в Вязовые, в соседнее село, которое в нескольких километрах от Свижска, за продуктами и лекарствами. В ту же самую «Пятерочку», в аптеку, больницу. Своей аптеки у нас здесь нет — тяжело бывает, когда начинаем заболевать. Даже поликлиники нет — один фельдшер на острове, но и до него не дозвониться. Вот и спасаемся своими силами. Благо на острове мы болеем нечасто — нам не до этого, мы, жители Свияжска, — оптимисты. Болезни для слабаков и нытиков, а мы, простые свияжцы, не из таких. (смеется — прим. Enter).

Местных жителей на острове не так много — и трехсот человек не наберешь. В летний сезон приезжает много дачников, а зимой остров и вовсе пустеет. Радует, что на разные фестивали приезжает много людей из других городов. Наш любимый фестиваль — это «День ухи»: на острове не протолкнуться, пахнет бульоном и речной рыбой. Туристам нравится, а для нас самое главное, чтобы они были довольны, несмотря ни на что.

Давид

предприниматель, 47 лет

«Каждой частичкой тела я благодарен Свияжску за его волшебство»

Я приехал сюда из Тбилиси в августе 2008-го вместе со своей семьей. Остров был не похож на то, что видят сегодня приезжие туристы. Он дышал свободой, чувствовалась атмосфера старинного города и, несмотря на прошлую убогость, Свияжск оставался эстетичным. Здесь не было ничего, кроме местных тунеядцев и пары домишек со старухами. Меня многие спрашивают: «Почему ты, Давид, выбрал Свияжск? Почему оставил Грузию и в чем причина любви к этому месту?». Я отвечаю просто: это остров энергии — каждой клеточкой его чувствуешь. Дышишь этим островом и не можешь надышаться, у него колоссальная энергетика, несравнимая ни с чем.

Моя жизнь на острове связана с не очень хорошей историей. Сама судьба связала меня со Свияжском. Мой первый ребенок родился в Грузии со страшной болезнью: врачи сразу же после рождения поставили ему диагноз — порок сердца. Представляете, в теле маленького ребенка сердце было больше моего кулака! Я стал бороться за его жизнь. Во что бы то ни стало, я начал делать все, чтобы мой сын выжил. Врачи нагло говорили, что шансы сводятся к нулю и только всевышний тебе, Давид, поможет. Я отправился на поиски денег, боролся за каждую копейку, влез в большие долги. Однако собирая нужные суммы и консультируясь в клиниках Грузии и Армении, меня посетила мысль: а не зря ли я это делаю, спасут ли деньги моего сына? Смогут ли врачи провести десяток сложных операций и как на них отреагирует неокрепший детский организм?

С того момента я стал молиться: изо дня на день просил бога лишь об одном, чтобы мой сын избавился от этих страшных мучений, и его сердце пришло в норму. Бог дал мне силы бороться с недугом ребенка, и я дал обет перед иконами изменить свою жизнь и встать на путь духовное покояния. Бывший настоятель Свияжского монастыря Игумен Силуан предложил мне и моей семье переселиться сюда и трудиться во благо острова и православия.

Когда я приехал, остров на ладан дышал, все было в убогом состоянии. Ни дорог, ни жилья, ничего напоминающее о цивилизации. Но я не уехал, а остался здесь. Мой сын чудесным образом окреп и встал на ноги. Чудо ли это было? Сейчас шустро общается с туристами и приводит к нам в гости. Я не мог найти благодарности всевышнему за то, что он помог избавить моего сына от болезни. Я провел в монастыре девять лет, служа и работая, как мог. Готовил выпечку, делал монастырское вино, тем самым знакомясь с местными жителями. Спустя время мы стали не просто соседями, а одной семьей. Остров скрепил мою семью, дал сил и здоровья мне и моим детям, познакомил с великолепными людьми, и нет ни одного дня, когда я мог бы пожалеть о переезде сюда. Каждой частичкой тела я благодарен Свияжску за его волшебство.

Сейчас остров помолодел, прихорошился, подобно девице, и пригляделся туристам. «Здесь дышится легче», — говорят многие люди, которые прибывают сюда погостить. Я им лишь киваю, а сам скрываю свой секрет о том, что это не просто остров — это неземная сила, которой пропитана каждая травинка и веточка здесь.

Несколько лет назад я начал строить дом для себя и своих детей, а у меня их, поверьте, уже не один и не два. Ну, а около дома, во дворе, я с недавнего времени распахнул грузинские колорит и гостеприимство и открыл небольшую лавочку с национальной выпечкой. У меня никогда не бывает пусто, постоянно сидит народ. Туристы заглядывают ко мне в гости со всех городов России — от Калининграда до Владивостока. Кто заходит ко мне на хачапури, тот уходит не просто сытым, но и духовно удовлетворенным. Каждого гостя я встречаю как своего бывшего приятеля или брата, угощаю его самыми вкусными хачапури на острове, да, могу поспорить, и самыми вкусными в Татарстане. Также всегда узнаю о том, как у гостя дела и нравится ли ему у нас — а ему не может не нравится. Здесь живут здоровые люди, они не болеют злыми болячками, потому что остров подпитывает их духовно, как когда-то он подпитывал и давал силы мне и моему сыну.

Даша (слева)

студентка, 19 лет

«Здесь каждый знал друг друга в лицо, помогал и в горе и радости»

Я выросла в Свияжске. В будни мы уезжаем в город, а выходные стабильно проводим на острове. В советское время мои бабушка и дедушка, Татьяна и Евгений Голубцовы, купили здесь дачный участок и поселились в Свияжске. Они художники, а это место подпитывало их своей энергией и одаривало вдохновением. Они называют себя колонистами Свияжска. В 80-е годы Свияжск был местом, где собирались и жили творческие и одаренные люди, которые учились друг у друга, ходили в гости и устраивали выставки. У моих родных в 2010 году даже состоялась выставка «Свияжские хроники», где они отражают монументальные образы острова. Они приезжали в основном летом, брали меня с собой, и я в какой-то момент почувствовала, что этот остров стал для меня чем-то большим, нежели просто дачей.

Свияжск был и остается местом, которое соединяло великую историю и умиротворяющую красоту природы, даже несмотря на то, что раньше он был полуразвалившимся историческим городищем. Здесь бегали бездомные собаки, ходили брутальные и слегка подвыпившие мужики, но мы почему-то их не боялись. Мы знали, что нам здесь ничего не угрожает. Я познакомилась с местными ребятами, которые со временем стали мне близкими друзьями и подругами. По вечерам все собирались на большом поле около бывшей школы, чтобы посмотреть на футбольную игру местных ребят. Меня поражало то, что даже взрослые выходили и болели за своих родных. Такого я не видела нигде. Здесь каждый знал друг друга в лицо, помогал в горе и радости. Атмосфера непринужденности и деревенского уюта сопровождала меня все детство.

Мне уже 19 лет, а все остается по-прежнему: я возвращаюсь сюда каждое лето, гуляю, встречаюсь со своими старыми приятелями. А с недавнего времени начала здесь даже подрабатывать. Я работаю инструктором по стрельбе из лука в комплексе исторических реконструкций «Ленивый Торжок». Гости часто спрашивают меня, как это я, такая нежная и милая девушка, научилась стрелять из лука? Ответ прост: остров научит и не этому.

Интерес к острову — это хорошо, как по мне. Не было бы этого возрождения, реконструкции храмов и Успенского монастыря, никто бы и не узнал об этом уникальном месте. Я от туристов тоже далеко не ушла — фотографирую в Свияжске все подряд. Здесь нельзя насытиться красотами природы: закаты и грозовые тучи на острове не с чем несравнимые. Жаль, что многие туристы это видят редко. Они приезжают в основном только в хорошую погоду днем, либо с бешеной экскурсионной группой, которые бегают «галопом по Европам» по всему острову, так не увидев самого главного — его энергии. Мой фотопоток в инстаграме на пятьдесят процентов состоит из снимков острова, и Свияжск удивляет меня своей красотой до сих пор. Каждый рассвет и каждый закат — неповторимы. Стоит приехать сюда хотя бы ради этого. И я полностью понимаю, почему мои бабушка и дедушка поселились здесь — не они выбрали этот остров для своего творческого удовлетворения, а он их.

Арина (справа)

ученица, 17 лет (справа)

«Остров всегда оставался гостеприимным колоритным местом для того, чтобы почувствовать гармонию с самим с собой»

Самое интересное, что люди на острове выбирали дату своей смерти, как бы смешно это ни звучало. Осенью и весной откладывали ее на лето и зиму, так как до кладбища невозможно было добраться. Оно находилось (да и до сих пор находится) на противоположной стороне Свияги, не на острове. Хоронить ездили на лодочках и санях — иначе никак. Хорошо, что сейчас есть дорога. У всех машины и велосипеды, в любое время можно вырваться отсюда в тот же самый супермаркет, а раньше жуть как проблематично было. Сейчас все по-другому.

Раньше про Свияжск ходили разные нехорошие слухи: про психбольницу и ее обитателей — о том, что здесь прямо на улицах разгуливают психопаты и наркоманы, а трудные подростки из интерната терроризируют местных жителей. Но это все вранье. Остров всегда оставался гостеприимным колоритным местом для того, чтобы почувствовать гармонию с самим с собой.

Мне очень нравится, когда у нас устраивают различные фестивали. Организаторы задействуют местных жителей в проведении мероприятий, и те всегда идут им на помощь. Помню, в прошлом году проводили замечательный фестиваль «Свияжск АРТель». Организаторы феста позвали местных мальчуганов и девчонок поучаствовать в нем, быть наравне с участниками. Они переодевались в костюмы, проводили экскурсии — дети были в восторге от того, что с ними общались как со взрослыми. От «Рудника» местные жители тоже ждут нового: посмотреть кино под открытом небом и близко познакомиться с режиссерами-постановщиками  — такого у нас еще не было.

Понятно, почему так много туристов приезжает сюда. Здесь не так, как в других местах. Остров имеет душу, и каждый местный житель скажет вам об этом. А покидать эти места навсегда, если ты местный житель, не хочется. Свияжск манит своей колоритностью, своим умением удерживать.


С 16 по 20 августа в Свияжске пройдет первый Международный фестиваль дебютного документального кино «Рудник». Мероприятие организовано Центром современной культуры «Смена», фондом «Живой город» и Музеем-заповедником «Остров-град Свияжск».

Фото: Анастасия Шаронова 

Смотреть
все материалы

Новости партнеров