Звонок для учителя: Молодые педагоги о своей профессии


С начала нового учебного года прошло почти два месяца. Пока ученики нехотя плетутся в школы и боятся стремительно приближающегося ЕГЭ, молодые педагоги ищут новые способы с ними совладать.

Enter пообщался с молодыми учителями и узнал, видят ли они свое будущее в этой профессии, довольны ли они заработной платой и что интересует нынешних школьников.


Римма Рифатовна

23 года, учитель обществознания, права, экономики и истории

«Однажды на родительском собрании меня спросили: “А вы вообще являетесь авторитетом для детей?”»

Я окончила Институт международных отношений, истории и востоковедения в КФУ. Сейчас учусь в магистратуре и второй год работаю учителем у среднего и старшего звена школы. А еще я также курирую школьный музей и кружок «Юный экскурсовод».

Изначально я хотела преподавать в период своего обучения, совмещая педагогическую деятельность с магистратурой, но посвящать этой профессии всю жизнь я не собиралась. К тому же чаще всего девушки работают в школе, чтобы в дальнейшем получать хорошие декретные деньги — это стопроцентная подушка социальной безопасности в течение всего отпуска. Кто знает, как жизнь сложится? И, на самом деле, эту сторону медали я тоже рассматривала (улыбается, — прим. Enter). В конечном итоге желание продолжать карьеру учителя после магистратуры так и не появилось.

Один из главных недостатков работы —  даже не заработная плата, а количество требований по заполнению отчетов, планов и высокий уровень бюрократизации. К тому же школа не может позволить нанимать отдельных специалистов по праву, экономике, истории и обществознанию. Я веду четыре предмета — на мой взгляд, даже гений не владеет подобным функционалом, а этого требуют от школьного учителя.

Еще одна проблема современной школы в том, что классные руководители до девятого класса насильно тянут учеников. А подростки быстро привыкают к такому отношению, и в 10 и 11 классе от обещанных фраз «Да, я начну учиться» не остается и следа — большинство продолжает вести себя равнодушно.

Списать на самостоятельной или контрольной работе стало нормой. Достаточно просто погуглить ответ. Информация в интернете доступна как женщина с пониженным чувством социальной ответственности на проспекте Победы — пара кликов, и ответ уже у тебя в руках. Но я меняю формулировку задания так, чтобы им не удалось этого сделать.

В прошлой школе я, как человек, не имеющий диплома магистра и опыта, получала 10 тысяч за 14 часов в неделю. Но учитель может получать надбавку к заработной плате (ориентировочно 6 000 тысяч рублей, — прим. Enter) раз в полгода при наличии пакета грамот с дипломами, высокой результативности по оценкам, победителей и призеров по олимпиадам. Даже отсутствие травматизма среди учеников может послужить причиной для скромного «гонорара». Моим дополнительным источником дохода является стипендия в университете и работа фотографом. В целом, на жизнь хватает, но вот путешествовать не удается.

Однажды на родительском собрании меня спросили: «А вы вообще являетесь авторитетом для детей?». У современных учеников слово «учитель» не вызывает уважения. Это работает только если ты понравился им внешне, из-за хорошего чувства юмора или пошел у них на поводу. На первое время это поможет выстроить благоприятные отношения. Конечно, я или другой педагог должен быть в любом случае авторитетом, потому что я окончила вуз, меня приняли на эту должность, платят заработную плату, в конце концов.

Денис Олегович

22 года, учитель английского языка

«То, что интересует нынешних школьников, лучше всего покажет интервью Юрия Дудя с рэпером Face»

Еще в 10-м классе я понял, по какому пути пойду: мне нравятся языки, общение с людьми и по темпераменту мне близка педагогическая сфера. Перед трудоустройством я думал, что приду я, молодой педагог, и наконец воцарится полная гармония в отношениях учителя и ученика. Но даже несерьезные пять или семь лет — уже большая разница поколений. Чаще всего они воспринимают тебя взрослым и чужим человеком.

Поначалу все в школе было непривычным — совсем недавно ты сидел за партой, а теперь учишь детей. Вообще, за пять лет университета школа как институт очень изменилась: электронная система ведения отчетности, частые проверки, жесткие стандарты, которым необходимо следовать в обязательном порядке. Электронный журнал обязывает учителей тратить личное время на его заполнение. Сейчас, наблюдая за оценками, родители взяли под контроль как учеников, так и учителей. «Почему у всех стоит “пятерка”, а у моего ребенка “четверка”?», — на подобные разбирательства тоже уходит время.

Честно говоря, раньше я думал о карьере в школе, но столкнувшись с реальностью, установки в голове изменились: должность директора при самой усердной работе мне светит только через 10 лет. Более того, насущная проблема — это зарплаты учителей. Получаешь расчетный лист в размере 16 тысяч и понимаешь, что без репетиторства тебе не обойтись. Поэтому я решил работать в школе лишь во время магистратуры, а потом уйти в IT-сферу. Выбор было сделать непросто, так как я обожаю детей, каждый из них — это отдельный удивительный мир.

То, что интересует нынешних школьников, лучше всего покажет интервью Юрия Дудя с рэпером Face. Ученики сейчас воспитаны на медиа-ресурсах, а мемы, приколы, экстравагантные музыкальные исполнители и невероятная тяга ко всему запретному формируют их сознание. Исполнители вроде Face и Pharaoh становятся популярными, потому что они поют о том, что интересно школьникам. Раньше в воспитании ребенка огромную роль играла семья, а сейчас родители практически перестали заниматься своими детьми. Я понимаю, в стране сложная экономическая ситуация, в основном, трудятся оба взрослых, а, может, и вовсе мать-одиночка. При этом раньше родители тоже пропадали на работе, однако, воспитание находилось на высоком уровне. Сейчас же моральные ценности и элементарные вещи вроде вежливости и этики вымирают как явление.

К тому же я постоянно слышу мат на переменах, доносящийся чуть ли не из каждого угла коридора. Несколько раз за эти два месяца я сделал ученикам замечание из разряда: «Больше так не делай, подобная речь — неуважение к учителю и другим людям». Соглашусь, достаточно мягко, но любая более жесткая формулировка может быть записана на диктофон или видео, которые будут использоваться против тебя. В конечном итоге все это приведет к заявлению в прокуратуру на учителя.

Вероника Владимировна

23 года, учитель истории и обществознания

«Школа — не место для никуда не поступивших девушек»

Я преподаю с 5 по 11 класс в школе для детей с ограниченными возможностями здоровья, в частности для слепых и слабовидящих. Большую роль в выборе вида деятельности сыграла моя мама, так как она тоже педагог, но в образовательном учреждении для умственно отсталых ребят.

Сейчас моя карьера складывается и развивается: я не только веду уроки, но и исполняю обязанности завуча по воспитательной работе, а в ближайшем будущем планирую получить квалификационную категорию. Также есть много дополнительной работы в виде проектной занятости в рамках осенней и весенней школы по обществознанию, исторических турниров в Республиканском олимпиадном центре, репетиторства. Еще я веду кружок в другом месте и являюсь педагогом по дополнительному образованию, но даже всего этого на жизнь мне не хватает.

Современные дети — интересные, разносторонние и стремятся достичь чего-то нового, отказаться от консервативных стандартов. Поэтому мотивировать их изучать предмет должна грамотная личность. Учитель — мост между знаниями и головой ребенка. При этом он также должен уметь объяснить понятия: Родина, любовь, настоящая дружба, честь, образ педагога и его роль в образовании.

Школа — не место для никуда не поступивших девушек. Скорее, это место для сильных людей, желающих обучать других и узнавать что-то новое каждый день. Ты познаешь личности, ведешь интересные дискуссии, видишь, как происходит полный взаимообмен знаниями — это одна из самых прекрасных сторон в моей работе. В моем коллективе в основном молодые специалисты — мы быстро нашли общий язык друг с другом. Администрация правильно подходит к обучению новых учителей — я чувствую защиту. Своих коллег я могу назвать друзьями, мы общаемся и во внерабочее время, проводим досуг вместе.

Воспитание начинается с себя: необходимо на личном примере показать, как делать нужно, а как нет. Если во время доклада ребенка учитель сидит во «ВКонтакте» и листает ленту — потом он уже не имеет права просить учеников убрать телефоны. Или если сам педагог рассказывает монотонно и неинтересно, то как можно просить ярких речей и презентаций от ребят? Сейчас, к сожалению, ни один молодой учитель не сможет прочитать лекцию без бумажки. У новых специалистов совершенно другое мышление — мы привыкли к быстрой и доступной информации.

В нашей школе не принята процедура с подарками перед праздниками, так как не все могут себе это позволить. Но любое внимание приятно, к примеру, с прошлого года я собираю открытки от детей — они греют мое сердце. Когда ставлю «двойки», говорю ученикам, что люблю их, но на данный момент оцениваю уровень подготовки к предмету. Эту мысль важно грамотно донести и до родителей: учителя ставят плохую отметку за конкретный ответ на уроке. Необходимо ставить себя на место обеспокоенной мамы, которая звонит тебе уже несколько раз в сутки. Потому что вполне возможно, что ты и сам однажды станешь таким же чокнутым родителем.

Я открытый педагог, всех добавляю в друзья в соцсетях — меня нашла почти вся школа (улыбается, — прим. Enter). Что касается рабочих моментов, для передачи необходимой информации и обсуждений следующих уроков я использую общие диалоги — это хороший и быстрый инструмент, который очень помогает.

Фарида Фаридовна

23 года, учитель физики

«Им интересно, понимаю ли я современную интернет-терминологию вроде “хайп”, “мемы” и “эщкере”»

Я устроилась в школу только этой осенью — веду физику у седьмых и восьмых параллелей, а также курирую один класс. Недостатков больше, чем преимуществ: низкая оплата труда и отсутствие поддержки со стороны старших коллег. Из плюсов могу выделить, что ты не только держишь свои знания в тонусе, но и ежедневно обогащаешь их, развиваясь одновременно с детьми.

Я работаю по гранту, предназначенному для молодых учителей Республики Татарстан, который длится 3 года. Мне полагается ежемесячная надбавка в размере 10 тысяч рублей — вместе с ней я получаю 30 тысяч. На самом деле если рассматривать оплату без подобных контрактов, то желания работать в школе совсем нет.

При трудоустройстве мои коллеги предупреждали, что необходимо держать дистанцию с ребятами. Во время перемены ученики могут попросить, чтобы я написала имя своего аккаунта в Instagram или добавила их во «ВКонтакте». Но практиковать это не нужно: личное пространство и работа, а особенно в школе, не должны взаимодействовать. Но у нас есть общий диалог, куда я передаю срочную информацию, зная, что они точно будут осведомлены  — это экономит время. Поговорить во время перемены? Конечно. Мы можем обсудить премьеру долгожданного фильма или выход нового сезона сериала. Некоторые дети ходят по школе с переносными колонками и предлагают включить музыку по моему предпочтению. Также ученикам интересно, понимаю ли я современную интернет-терминологию вроде «хайп», «мемы» и «эщкере».

К детям, которых я курирую, трудно было найти подход, но постепенно мне это удалось благодаря совместному времяпрепровождению. Теперь мы решаем с учениками, какое мероприятие нужно посетить в обязательном порядке, а на классных часах смотрим фильмы. Также 15 минут мы говорим о личных достижениях или маленьких победах за неделю, делимся новостями друг с другом и планами на выходные. Обычно они у всех одинаковые: выспаться — я не исключение (смеется, — прим. Enter).

Учеников можно привлечь знаниями, напрямую связанными с жизнью. Например, объяснять агрегатное состояние на примере стакана кока-колы из «Макдоналдса». Ученику было скучно, он играл в телефоне, а здесь услышал знакомое вкусное слово, — и контакт установлен. Мой предмет прекрасен огромным простором для фантазии: дать задание желающим провести эксперимент дома с бутылкой или краской. Например, выполняя опыты, мой ученик испачкал весь морозильник яркой краской. После выходных он так воодушевленно рассказывал мне об этом, будто совершил новое открытие и может подвинуть Альберта Эйнштейна.

В моем классе 25 человек, а собрания, в основном, посещают только 15 родителей. Сразу видно, что они занимаются своим ребенком и озабочены его успеваемостью, поведением и выполненным домашним заданием. Конечно, учебный процесс должен интересовать взрослых. Но есть и такие, с кем мне еще не довелось познакомиться лично или даже по WhatsApp.

Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров