Как проходит фестиваль документального кино «Рудник»


С 16 по 20 августа в Свияжске проходит Международный фестиваль дебютного документального кино «Рудник». Мероприятие организовано Центром современной культуры «Смена» совместно с фондом «Живой город» и Музеем-заповедником «Остров-град Свияжск».

Enter отправился в Свияжск, чтобы пообщаться с участниками и организаторами «Рудника» и узнать, что роднит это мероприятие с Каннским кинофестивалем, в чем особенность отечественного документального кино и как создают свои фильмы режиссеры Поволжья.

Путеводитель по фестивалю дебютного документального кино «Рудник»
Игра: Это документалка или что? Угадайте жанр кино по гифкам


Кадр: «Девушки из Уагадугу», режиссер Тереза Траоре Дальберг

«Рудник» — первый Международный фестиваль дебютного документального кино, в рамках которого в Свияжске на протяжении пяти дней проходят показы фильмов конкурсной и внеконкурсной программ. Кроме этого также организованы мастер-классы членов жюри фестиваля, среди которых арт-директор «Рудника» Марина Разбежкина, драматург и автор сценариев к игровому кино Любовь Мульменко, кинокритик Михаил Ратгауз и сценарист, родившийся в Казани, Эдгар Бартенев. Также в рамках фестиваля организованы две лаборатории — документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова и документальной анимации Дины Годер и Александра Родионова.

Конкурсная программа включает в себя 11 дебютных картин режиссеров-документалистов — некоторые из них прежде не участвовали в фестивалях и были представлены публике впервые. Фильмы, вошедшие в шорт-лист «Рудника», сняты режиссерами из России, Армении, Германии, Польши, Финляндии, Швейцарии и других стран. Герои отобранных документальных картин совершенно разные: девушки-автомеханики, 12-летняя девочка, пожилые японцы, актер массовки и другие. Кроме этого, есть и внеконкурсная программа, в которую входят фильмы режиссеров Поволжья. Диапазон городов, представленных на «Руднике», довольно широк: помимо Казани, в шорт-лист программы вошли Нижнекамск, Москва, Алатырь и Оренбург.

На протяжении пяти дней члены жюри посмотрят 11 картин внеконкурсной и семь — конкурсной программы, а 20 августа в 19:00 состоится церемония награждения.

Марина Разбежкина

арт-директор «Рудника»

Надо начать с того, что я сама родом из Казани, а в Свияжске я впервые побывала в 14 лет. Я была абсолютно потрясена этим местом, тогда здесь не было вообще ничего, даже дороги. Было ощущение погружения в другое историческое время. Не было и чудовищной модернизации, которая произошла в последние годы. В совокупности я провела здесь лет 40 — я знаю Свияжск по каждому пятну, по каждому квадратному метру. Именно здесь у меня впервые возникло желание проживать чужую жизнь, и в результате я стала режиссером-документалистом.

Когда в Свияжске только началась модернизация, я подумала, что можно организовать здесь что-то интересное. Мои интересы совпали с интересами ребят из «Смены» и Музея Свияжска, и мы договорились о том, что сделаем здесь первый фестиваль дебютного документального кино — оказалось, что такого мероприятия вообще нет в России. Естественно, мы хотим, чтобы эта история была многоразовой, да и все лучшие фестивали проводятся не в центрах, а в провинциях. Тот же Каннский фестиваль организован в крошечном курортном местечке на берегу моря, которое ничем не было знаменито до тех пор, пока там не провели первый кинофестиваль, куда сейчас съезжаются со всего мира. У нас такие же амбиции: мы хотим сделать здесь свой Каннский фестиваль. К тому же, в регионах достаточно плохо обстоят дела с документальным кино. В какой-то мере внеконкурсная программа и была рассчитана на поиск гениев, которых мы в итоге не нашли, потому что все они уже учатся в хороших школах.

Самой большой проблемой был поиск локации для кинопоказов. В итоге нам пришлось обтянуть беседку черной тканью, чтобы можно было смотреть фильмы днем. Кроме того, было сложно расселить людей: всего около 50 человек вместе с участниками киношкол, а здесь, в Свияжске, довольно мало места. Но и это нам удалось. В конце концов, мы очень боялись, что не будет зрителей, однако беседка все время полная, а на моем сегодняшнем мастер-классе также был забит зал.

Любовь Мульменко

член жюри «Рудника»

Я смотрю очень много дебютного документального кино, потому что хожу на защиты курсовых и дипломных работ в школу Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Поэтому мне кажется, что я примерно представляла себе, как будет проходить «Рудник». Однако вариантов того, каким может быть дебютный фильм ровно столько же, сколько и самих дебютантов. Интереснее всего будет посмотреть фильмы режиссеров, которые приехали из других стран, потому что в больших количествах я смотрю только русское дебютное документальное кино.

Мне нравится, что этот фестиваль маленький — любой человек может случайно оказаться в зале, просто проходя мимо беседки. На мой взгляд, для тех участников, которые раньше не показывали фильмы на фестивалях, — это очень важный момент. К тому же, мне очень нравится идея изоляции участников фестиваля, принуждение их к совместной жизни и концентрации на том, что происходит. А поскольку Свияжск — это еще и остров — тут вообще двойная изоляция.

У меня есть ощущение, что русское кино более интимно, благодаря маленьким частным историям про ничем не примечательных людей, про героев, не находящихся в какой-то экзотической ситуации. Европейские коллеги зачастую крайне потрясены тем, что режиссера и героя фильма разделяет такая маленькая дистанция и тем, что герой охотно пускает документалиста в свою жизнь. Кроме того, их отдельно потрясает то, что, например, выпускники школы Разбежкиной в состоянии обойтись вообще без бюджета и быть одновременно режиссерами, сценаристами, операторами и монтажерами картины. Для них это какая-то совершенно невероятная ситуация. Мне кажется, наше кино более публицистично, в нем рассматривается актуальная социальная проблема. Этот интерес к частной судьбе — и есть особенность отечественного дока.

Ваагн Хачатрян

участник конкурсной программы (Армения)

То, что мой фильм взяли в конкурсную программу, было для меня сюрпризом, тем более что я никогда не слышал про этот фестиваль. В интернете есть сайт, с помощью которого можно отправлять фильмы на различные конкурсы. Иногда это происходит как-то автоматически: ты можешь даже не знать, где конкретно фестиваль пройдет, но все равно отправить заявку — так и произошло. Через месяц я получил письмо о том, что моя картина вошла в шорт-лист «Рудника».

«Луна, солнце и мушкетеры» — это моя дипломная работа, которую я делал в Португалии. На протяжении двух лет я учился по программе Doc Nomads — на русском — «Документальные Кочевники». В ее рамках каждые полгода люди из 23 стран меняются местами жительства и создают документальные фильмы. Я снимал фильм в маленьком городке на границе между Португалией и Испанией. Мне даже кажется, что он немного похож на Свияжск, а его жители похожи на тех, кто здесь обитает. Может быть, мой фильм выбрали именно из-за этого.

Этот остров, Свияжск, — очень красивое место. Меня волнует соотношение местных жителей и туристов, которые постоянно сюда приезжают. Последних сейчас очень много, а живущих здесь мало — это очень интересно. Я хожу, наблюдаю за местными, чтобы узнать, каково им здесь вообще.

Калле Сипиля

участник конкурсной программы (Финляндия)

Сегодня здесь как раз показывали мой фильм — Black Hole Mama — «Черная дыра». «Рудник» — действительно хорошее мероприятие, причем с наступлением вечера эмоциональный уровень всего действа повышается.

Изначально я учился на музыканта. Когда мне стукнуло 20, мне это порядком надоело, и я на какое-то время забыл о музыке. Я начал экспериментировать в разных арт-направлениях, а потом три года учился сценарному мастерству в университете прикладных наук. После этого я устроился работать в компанию, которая создавала антропологические документальные фильмы в конце 80-х. Это была первая финская кинокомпания, которая приехала в Россию после краха коммунизма, чтобы снимать народ эвенки в Сибири.

На протяжении всего дня я гуляю, фотографирую, пью кофе, общаюсь с другими участниками и получаю удовольствие. Особенно сильно я наслаждаюсь специфической атмосферой этого места. Я никогда раньше не был в России, но теперь думаю, что это необыкновенная страна, как минимум в плане архитектуры и людей. А этот фестиваль — вообще отдельная вселенная. И хорошо, что он проходит на острове — это даже напоминает мне «Солярис» Тарковского.

Андрей Исаев и Никита Меркушин

участники внеконкурсной программы (Чувашия)

Андрей: Изначально я планировал сделать большой фильм, который должен был называться «Хронос». Но на данный момент готова только одна его часть — как раз-таки «Лучший из миров». На самом деле я не имею никакого киношного образования и просто в какой-то момент загорелся идеей снять документальное кино.

Сначала я просто ходил по Алатыри, узнавал, есть ли у нас какие-нибудь интересные личности. Мне предлагали художников, иконописцев, музыкантов. А однажды рассказали об очень умной женщине, не имеющей при этом совершенно никакого образования, кроме школы. Нас познакомили, и я стал просто наблюдать за ней без всякого плана. Я знал, что она ходит ухаживать за стариками, которые безнадежно больны или брошены детьми. Кроме этого, она посещала в воскресную школу, участвовала в различных мероприятиях или, например, помогала знакомым клеить обои, естественно, ничего не получая взамен. Большая часть моего фильма посвящена тому, как эта женщина ухаживает за лежачим старичком. А вот конец у фильма печальный — старик умирает, и мы даже посещаем его могилу.

Никита: По большей части фильмом занимался Андрей, я же отвечал только за техническую сторону вопроса, помогал с какой-либо справочной информацией и монтажом.

Андрей: В принципе весь фильм был сделан на коленке. Я предварительно посмотрел лекцию Марины Разбежкиной о пяти принципах, один из которых все-таки нарушил — применил музыку, не удержался. А потом я узнал о «Руднике» и решил попробовать поучаствовать в фестивале в рамках внеконкурсной программы.

Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров