Три радикальные идеи благоустройства Казани


Enter совместно с Институтом архитектуры и дизайна КГАСУ запускает серию материалов о молодых архитекторах, истории городских построек и футуристичных проектах, способных изменить привычные представления о Казани.

В первом выпуске казанские архитекторы рассказывают о трех проектах, благодаря которым у жителей и туристов изменится привычное представление о городском пространстве.


Три радикальные идеи благоустройства Казани:

• Культурно-развлекательный центр под землей
• Городские фермы-небоскребы
• Программируемая материя вместо деревьев

Культурно-развлекательный центр под землей

Автор проекта: Юлия Полянцева

Ринат Хафизов

старший преподаватель кафедры Теории и практики архитектуры Института архитектуры и дизайна

Целью проекта стало возродить безлюдную, но важную территорию Парка Тысячелетия. Именно поэтому автор проекта разработал концепцию подземного комплекса, который мог бы привлекать туристов и местных жителей. Мы знали, что проблемы могут возникнуть уже на этапе закладки фундамента: у поверхности земли находятся соляные карстовые породы, подверженные размываниям. Так что появление парка в честь тысячелетия города было просто вынужденным решением.

Сначала мы планировали застроить периметр территории с нормальным грунтом, прикрыв неудачную застройку конца 90-х и сохранить парк, связав его с набережной озера Кабан пешеходными мостками или подземными переходами. Но Юлию ждала неожиданность: после первой консультации с конструктором выяснилось, что даже этого сделать нельзя. Здесь «карсты» (пустоты) распространяются на всю территорию на глубину до 50 метров.

Проектируемому комплексу зданий попросту не на что опираться. Несмотря на это, мы решили не менять площадку, а идти под землю, опираясь на нормальный грунт. Проект подземного культурно-развлекательного комплекса — это многоуровневое 14-этажное здание, 10 этажей которого уходят под землю, а четыре — возвышаются над ней. Принцип постройки прост: по периметру подземного комплекса создается каре (квадратное здание с прямоугольным внутренним двором, — прим. Enter) с относительно небольшими помещениями. Они нужны для того, чтобы удержать вес подземных грунтов и не дать зданию сложиться как карточный домик. Внизу размещается современная двухуровневая парковка на 7 200 мест, связанная с поверхностью лифтами.

В остальном огромном пространстве на разных уровнях помещаются театр, концертный зал, музеи, художественная галерея, выставочные залы, библиотека, планетарий, океанариум и так далее. На его дне располагается антропологический музей со скелетами и чучелами доисторических животных в окружении папоротников и тропических растений. Пространство между этими помещениями заполняется многоуровневым парком аттракционов. На вершине комплекса образуется ландшафтный партер с видом на озеро Кабан и панорамой Старо-Татарской слободы. Верхние четыре этажа занимают офисы, коворкинги, галереи, учебные классы и тому подобное. По содержанию и концепции этот проект в какой-то мере похож на московский парк «Зарядье»: под ним целая развитая инфраструктура, но он не настолько глубокий.

К сожалению, масштабы нашего города не позволяют реализовать такие грандиозные проекты сегодня. Но все зависит от экономической ситуации, которая может кардинально поменяться буквально за десятилетия.

Парк «Зарядье», Москва

Подобный по концепции объект — московский парк «Зарядье» — одна из крупнейших парковых зон в стране (10,2 га), открывшаяся в 2017 году. Основная идея заключается в том, что основные объекты парка — музеи, интерактивные площадки и ледяные пещеры находятся под разделенными ландшафтными климатическими зонами.

Кроме того, на его территории располагаются большой амфитеатр на 1 500 зрителей, сад с собственным микроклиматом, гастрономические площадки и аттракционы. Проект постройки разрабатывался американским архитектурным бюро Diller Scofidio + Renfro и московскими урбанистами Citymakers, а фирменный стиль парка разработала студия Артемия Лебедева. Стоимость парка оценили в 22-27 млрд рублей.

Городские фермы-небоскребы

Автор проекта: Анна Найшуль

Дизайнерский макет эко-башни La tour vivante в городе Рен, Франция

Эльза Баширова

ассистент кафедры теории и практики архитектуры КГАСУ

С первого взгляда «ферма» и «город» — понятия несовместимые. Сейчас число жителей Земли увеличивается, а большая часть из них — горожане. Обычно продукты питания производятся на удаленных участках и их нужно транспортировать в город в огромных количествах, из-за чего повышается стоимость.

Предложенные вертикальные фермы как раз направлены на решение этой проблемы. Условно говоря, это небоскребы, которые занимают мало места и отлично вписываются в городскую среду. Такие фермы решают сразу несколько проблем, но в первую очередь — помогают упростить логистику доставки продуктов и приучают самих жителей городов к научной деятельности. В качестве участка для такого проекта предлагается неблагоприятная промышленная территория в районе улицы Фаткуллина. Ферма предусматривает производство сельскохозяйственной продукции, но и пропагандирует здоровый образ жизни.

В российской полосе для выращивания продуктов нужны исключительно тепличные комплексы, потому что наш климат достаточно суровый. Подобные фермы обычно выглядят как большепролетные здания, внутри которых размещаются теплицы. Предполагается, что в этих же небоскребах появятся помещения для пресс-конференций, образовательные и просветительские площадки, школа ботаники, музей, фермерский рынок, магазины, парки, кафе и прочие объекты городской и сельской инфраструктуры. Формы исполнения таких ферм могут быть самыми незамысловатыми, но техническая начинка станет радикально новой для России.

Сейчас подобные проекты отлично реализуют в США и Азии, где проблема перенаселения стоит очень остро. Но пока мы сомневаемся, что проект станет приносить доходы, ведь все процессы — от постройки до поддержания жизни внутри — нужно разработать с нуля. К тому же это дорого и технологически непросто. Так что в решении такой амбициозной и нелегкой задачи очень важна кооперация ученых, власти и местных активистов.

Городские фермы в Америке, Японии и Европе

Аналогичные вертикальные фермы сейчас существуют в США, Сингапуре, Японии и Европе. Первой коммерческой вертикальной фермой в мире стала Sky Greens в Сингапуре. Там овощи выращивают на 38-ярусной башне. Вращаясь вокруг алюминиевых балок, башни обеспечивают растениям правильное распределение ресурсов. Самая большая по площади городская ферма расположена в Японии и называется Mirai Corp (25 тыс. м²). В день на ней производят 10 тысяч головок латука, а для работы фермы требуется на 40% меньше энергии, чем для классической засаженной территории.

Сейчас вертикальные фермы — не новое явление, однако технологически на таких башнях выращивают в основном листовые растения и зеленые овощи. Другие культуры выращивать пока экономически невыгодно. С другой стороны эта же технология активно развивается в модульном формате. Например, в ближайшие два года немецкий стартап Infarm создаст сеть таких ферм по всему Евросоюзу.

Программируемая материя вместо деревьев

Автор проекта: Эльвира Сабирова

Елена Денисенко

старший преподаватель кафедры теории и практики архитектуры, заместитель директора Института архитектуры и дизайна КГАСУ

Многие из работ студентов по-настоящему заглядывают в будущее и представляют город через сотни лет. В теоретическом проекте рассказывается о том, как изменится промышленность в 2116 году и повлияет ли это на город. По мнению автора проекта, развитие нанотехнологий позволит полностью изменить производственные территории. В будущем промышленность не должна занимать так много места в городе и быть настолько вредной. Таким образом возникла идея кластера, где и происходит ассимиляция с живой средой: архитектура взаимодействует с природой, а жилые, промышленные и природные пространства объединяются. Проект выглядит как вертикальный промышленный город, в котором нет вредного для экологии производства. В рамках этой концепции, человек перестает работать на производстве в привычном смысле, а сам начинает заниматься научной деятельностью и дает технологиям существовать автоматизированно без урона окружающей среде.

Иными словами, в этом проекте анализируются новые направления — создание «лечебно-восстанавливающих» зданий и повсеместное внедрение зеленых ферм. Такая модель городской архитектуры исключительно теоретическая и возводится на основе программируемой «компьютерной» материи. Внедрение нанобиотехнологий подобного плана будет проходить постепенно и в первую очередь затронет промышленные территории, расположенные близко к центру города.

За основу взяли существующие в Казани заброшенные промышленные территории, поскольку ключевой идеей работы является экологичное использование пространства. Автор предполагает, что в 2116 году, спустя почти сотню лет, заводы в привычном нам понимании не будут существовать. В этом футуристичном будущем технологии выйдут на совершенно другой уровень, использование программируемой материи станет повсеместным, а привычная городская средп будет биопозитивной.

Фото: Предоставлены Институтом дизайна и архитектуры КГАСУ

Смотреть
все материалы

Новости партнеров