Ауф! Почему новый альбом Нурминского — один из главных релизов года


18 сентября Нурминский выпустил первый альбом «Пацаны с улиц выбиваются в люди». Попросили нашего друга и автора «Афиши Daily» Федора Быкова объяснить, как релиз рэпера из татарского села стал прорывом для индустрии и почему поклонники «новой школы» точно будут воротить от него нос.


Описывая тот или иной альбом, необходимо не только рассказать, что напомнил тот или иной трек, но и внести релиз в общий контекст, понять, почему карьера того или иного артиста сложилась именно так.

Нурминский мог занять место в плейлисте с «подъездным» рэпом начала 2010-х вместе с условным Тбили Теплым и Kavabanga Depo Kolibri. На этой волне у него вполне бы получилось осесть в столице с постоянными турами по России с резиденцией в Центральном административном округе Москвы.

Проверкой для жанра стал так называемый «переворот игры» в хип-хоп индустрии, когда после нескольких удачных релизов в 2015 году массовая аудитория сделала выбор в пользу хитровыдуманных аранжировок, большей музыкальности и смысловой составляющей. Поклонники ATL, Oxxxymiron и Скриптонита не дадут соврать. Рэперы-«фанаты» стиля прямиком из 90-х начали подстраиваться под новые тенденции. Патриархи жанра просто добавили в свои инструменталы больше современного звука и успокоились на этом. Оттуда родился феномен Элджея, сменившего красные зрачки на линзы и неон.

Трудно отрицать, что основная «музыкальная» жизнь в России крутится вокруг Москвы и Петербурга. Еще труднее отрицать, что в остальной стране жизнь идет своим чередом и там тоже рождаются новые звезды.

Два с небольшим миллиона прослушиваний во «ВКонтакте» плейлиста альбома «Пацаны с улиц выбиваются в люди» Нурминского можно объяснить в рациональных терминах. Вот — миллионы просмотров клипов на YouTube, вот — первые публикации на сайтах вне соцсетей, вот — народное признание непосредственно в Татарстане. Уверенная поступь человека, не изменяющего своим взглядам на творчество, кажущимся из столиц архаичным и несовременным.

То, что происходит сейчас с Нурминским — это успех, неожиданный для самого музыканта. На The Flow была опубликована история о том, что первые миллионы прослушиваний появились у трека «Мент на меня газует», залитого во «ВКонтакте» без его согласия. С первым успехом записей пришел менее кустарный подход к творчеству — у Нурминского появился менеджер, который следит за всей документальной составляющей.

Релиз не церемонится со слушателем с первой песни. Конечно, хитов прошлого («Ауф» и «Мент…») на нем не оказалось. Значит, песни зажили своей жизнью и пришло время выдавать новый материал, на уровне с предыдущим. Если первые треки («Держи удар», «Друг», «Дай») еще не заиграли из автомобилей в Татарстане и по всей России, то это будет абсолютной аномалией. Альбом старается не отставать от современных тенденций в инструменталах («Эта девка хочет любви») и намерен придать серьезный тон разговору со старшими («Рассуди»). В избытке уверенных «южных» ударных под гитару и клавишные, напористый вокал погружает в проблемы парней с улиц. Все максимально просто: друзей надо ценить и уважать, о маме — вспоминать, а девушку — любить всем сердцем, если отвечает тем же.

Музыкальных решений, переворачивающих хип-хоп, здесь не найти. В иное время такой альбом потерялся бы среди десятков работ артистов «подъездного» рэпа, но где они сейчас? Нурминский занял нишу, возвращение к которой спустя почти десять лет звучит неожиданно свежо. Колесо тенденций сделало новый оборот, и теперь «пацанский» рэп наносит ответный удар.

От текстовой составляющей молодежь, «воспитанная» на рэпе новой школы, начнет воротить носы. Употребление сленговых оборотов про «отработаем двоечку», «бодрячком», «братишек» и «пацанов» вышло из лексикона жителей больших городов и стало мемом. За обложки к релизам Нурминского комментаторы рэп-пабликов могли бы напридумывать кучу ехидностей, но надо ли обращать на них внимание? Результат показывает, что нет.

Во времена, когда рэперы стараются вчистую «адаптировать» подход заокеанских артистов, тот, кто продолжает идти по своей колее, получает не только уважение, но и успех. Начать с малого, допустим, с родного села на 105-м километре. Вот же она, адаптация, причем успешная. Американская мечта — русская мечта. «Started from the bottom now we’re here» Дрейка — «Пацаны с улиц выбиваются в люди» Нурминского. Ни убавить, ни прибавить.

Изображения: Саша Спи

Смотреть
все материалы