На порноигле: Как и почему мы становимся зависимыми от порно


К лету 2020 года лекцию «Великий порноэксперимент» Гэри Уилсона в TED-формате посмотели больше 13 миллионов человек. В ролике ученый рассказывает об исследовании порнозависимости и о том, какую опасность эротический контент несет для мужчин — вплоть до суицида.

Этой осенью книга Уилсона «На порноигле», вобравшая в себя вопросы и ответы о порнозависимости, выходит в «Рипол Классик». С разрешения издательства Enter публикует отрывок о том, как и почему она возникает.


Эротические истории, рассказы, картинки и видео сопровождают человечество довольно давно, так же как и нейрохимическое влечение к новым партнерам. Что же делает сегодняшнее порно таким привлекательным? Не только его бесконечная новизна. Дофамин вызывает и другие эмоции и стимулы, которые часто занимают видное место в интернет-порно.

– Удивление, шок (а что не шокируют в современном порно?).
– Получение контента, непохожего на тот, который ожидался («Этот жанр не похож ни на что, что я видел до этого»).
– Беспокойство (жанры порно, которые не согласуются с вашими ценностями или сексуальностью).
– Поиск, поиск и еще раз поиск (некоторые ученые называют систему вознаграждений системой поиска).

Кто-нибудь может назвать «Playboy» или эротическое видео «шокирующим» или «вызывающим беспокойство»? Будет ли оно превосходить ожидания и удивлять умного мальчика старше 13 лет? Это не сравнится с поиском порно в Google в нескольких вкладках. Многие из этих же эмоциональных состояний (беспокойство, стыд, шок, удивление) не только повышают уровень дофамина, но также повышают уровень гормонов стресса и нейромедиаторов (норадреналин, адреналин, кортизол). Эти стрессовые нейрохимикаты усиливают возбуждение, повышая и без того сильные эффекты дофамина. Со временем мозг любителя порно начинает путать чувство тревоги или рискованности с сексуальным возбуждением. Это может объяснить, почему некоторые зависимые от порно погружаются в экстремальные жанры. Им нужен этот дополнительный нейрохимический толчок к оргазму.

На самом деле интернет-порно очень похоже на то, что ученые называют сверхнормальным стимулом. Несколько лет назад нобелевский лауреат Николаас Тинберген обнаружил, что птиц, бабочек и других животных можно заставить отдать предпочтение поддельным яйцам или сородичам. Например, самки птиц изо всех сил пытались сесть на более крупные, яркоокрашенные гипсовые яйца, сделанные Тинбергеном, в то время как их собственные бледные, неприметные яйца погибали без присмотра. Жуки-самцы будут игнорировать настоящих самок в пользу тщетных попыток совладать с ямочками коричневого дна пивных бутылок. Для жука бутылка пива выглядит как самая горячая самка.

Другими словами, вместо того, чтобы заставить животное остановиться, когда оно не может спариться, это врожденное программирование продолжает вызывать восторженные реакции на нереальные, синтетические стимулы. Тинберген назвал такие обманы сверхнормальными стимулами. Сверхнормальные стимулы — это преувеличенные версии нормальных стимулов, которые усиливают качества, которые мы находим особенно убедительными (например, сексуальная новизна). Интересно, что, хотя обезьяны и не склонны предпочитать картинки реальным партнерам, они «платили» (отдавали фрукты), чтобы посмотреть на фотографии половых органов самок. Поэтому не так удивительно, что порно может «похитить» наше сознание.

Когда искусственный сверхнормальный стимул становится нашим главным приоритетом, это означает, что он вызвал больший выброс дофамина в системе вознаграждения нашего мозга, чем его естественный аналог. Для большинства читателей порножурналы прошлых лет не могли конкурировать с реальными партнерами. Разворот «Playboy» не мог дать читателям те чувства, которые они привыкли получать от реального партнера: зрительный контакт, прикосновение, запах, ощущения от флирта, танцы, прелюдии, секс и так далее.

Однако сегодняшнее порно пронизано сверхнормальной стимуляцией, и большинство зрителей знакомятся с ним еще до того, как у них случается секс с реальным человеком. Во-первых, порно предлагает бесконечные новые контакты с прикосновением. Исследование подтверждает, что предвкушение награды и новизна усиливают друг друга, чтобы увеличить волнение и переоценить систему вознаграждений в мозгу. Любитель порно, начинающий свою уже третью за вечер сессию мастурбации, готов переключиться на новый жанр, чтобы повысить угасающее сексуальное возбуждение и истощение дофамина.

Во-вторых, интернет-порно открывает зрителю целый мир, полный гигантских пенисов, силиконовых грудей, преувеличенных стонов, двойных, а то и тройных проникновений, гэнгбэнга и других нереалистичных, но привлекательных сценариев.

В-третьих, для большинства людей статические изображения не могут сравниться с сегодняшними фильмами высокого качества, где люди занимаются интенсивным сексом, не говоря уже о роликах в виртуальной реальности (VR). С фотографиями голых моделей вы могли рассчитывать только на свое воображение. Вы всегда знали, что произойдет дальше, вариантов у доинтернетного 13-летнего подростка было не так много. Напротив, бесконечный поток видео в стиле «Я не могу поверить в то, что я только что видел» постоянно превосходит ваши ожидания. Имейте в виду, люди эволюционировали, они учились, наблюдая, как другие делают что-то, поэтому порноролики являются мощными видеоуроками «как надо».

Как бы сейчас сказал Тинберген: «А я говорил!». Сегодняшние любители порно считают визуальную интернет-эротику более привлекательной и стимулирующей, чем реальные партнеры. Они могут не желать проводить часы перед компьютером, кликая на разные ролики. Они могут хотеть проводить время с друзьями и потенциальными партнерами. Тем не менее реальности трудно бороться с порно на уровне мозга, особенно учитывая сложности и трудности социальных взаимоотношений. Как писал в своей книге «Ненормальный: зависим от интернет-порно» Ной Черч, «не то, чтобы я не хотел реального секса, просто это было сложнее, чем порнография». И это находит поддержку у многих пользователей форумов.

Я был один, у меня была пара неудачных свиданий, так что я начал регулярно мастурбировать на порно. Я был поражен, как быстро меня засосало. Я начал терять дни на поиски порно. Я не понимал, что происходит, пока, будучи в постели с девушкой, я не поймал себя на мысли, что пытаюсь вспомнить что-то из порно, чтобы у меня встал. Я даже не думал, что это может произойти со мной. К счастью, до порно у меня была здоровая половая жизнь, и я понял, что происходит. Я отказался от порно, и после этого я стал трахаться регулярно. И вскоре я встретил свою будущую жену.

Сегодня не видно конца сверхнормальной стимуляции. VR, уже сейчас конкурирующий с роботами и синхронизированными с порно секс-игрушками, может представлять собой будущее для мира онлайн-порно. Ученый, исследовавший его эффекты, писал:

Мы выяснили, что для большинства людей потенциал опыта с VR-порно открывал двери к «идеальному» сексуальному опыту — сценарию, которого в реальной жизни не может добиться никто. Для других это было приглашением откинуть свои принципы, сделать выбор в пользу противоречивого и жестокого контента. Как мы знаем из других исследований порнографии, пристрастие к такого рода контенту может приводить к зависимости и более экстремальному поведению.

Если кратко, то опасность где-то рядом, когда:
– что-то становится особенно «ценной», то есть преувеличенной версией вещи, перед которой люди не способны устоять;
– оно доступно в удобном и неограниченном количестве, что невозможно в природе;
– оно доступно в больших вариациях (постоянная новизна);
– мы склонны перепотреблять это.

Обильное потребление дешевой нездоровой пищи подходит под эту модель и является общепризнанным сревхнормальным стимулом. Вы можете выпить литр газировки и съесть картошку фри, не задумываясь, но попробуйте съесть их калорийный эквивалент в сушеной оленине и вареных корнях!

Кроме того, зрители обычно проводят часы, просматривая порносайты в поисках того самого ролика для оргазма. Все это время уровень дофамина сохраняется на экстремально высоких значениях. Попробуйте представить себе охотника-собирателя, который часами мастурбирует на ту же картинку на стене пещеры. Такого не было.

Зритель может контролировать уровень своего дофамина (и, следовательно, своего возбуждения) кликом или свайпом. Как только уровень дофамина снижается, он может кликнуть на новый клип или перейти в неизведанный жанр, чтобы повысить понижающийся уровень. Так нельзя было сделать в прежние времена: это не было доступно ни в журналах, ни на кассетах, даже не во время первого интернет-порно.

Порно создает уникальные риски помимо сверхнормальной стимуляции. Во-первых, очень легкий доступ, круглосуточно, бесплатно и приватно. Во-вторых, большинство современных людей начинает смотреть порно с подросткового возраста. Их мозг находится на пике чувствительности к дофамину, пластичности и уязвимости к зависимостям и нестандартным изменениям сексуальных вкусов.

Наконец, потребление пищи имеет границы: размер желудка и естественная реакция, выкидывающая все излишки, когда мы уже не можем съесть больше. Но у нас нет никаких физических ограничений к потреблению интернет-порно, кроме как необходимость спать и ходить в туалет. Зритель может мастурбировать без оргазма часами, не вызывая чувства насыщения или отвращения.

Порномарафон кажется источником бесконечного наслаждения, но помните, что дофамин посылает нам не «удовольствие».

Я возбуждал себя до близкого к оргазму состояния, останавливался, продолжал смотреть порно, балансируя на этом уровне. Мне было важнее смотреть порно, чем кончить. Порно блокировало мое внимание, пока наконец я просто не сдавался от усталости и не кончал.

Изображения: Саша Спи

Смотреть
все материалы