Альбина Закируллина — о китайской культуре и обедах не по расписанию


В рубрике «Любимое место» Enter пишет о горожанах и важных для них точках на гастрономической карте Казани. Ведущий курсов Arzamas по навыкам XXI века для детей в трудной жизненной ситуации и основатель проекта о российских подростках Teens Russia Альбина Закируллина рассказала о взаимосвязи свободного графика и приема пищи, а также о том, почему бэлиш приятнее на домашних посиделках и можно ли полюбить китчевый дизайн в китайском кафе.


Домашние завтраки и национальная кухня

Отношение к еде менялось в зависимости от того, что происходило в моей жизни. До 17 лет я жила с родителями, семейные завтраки и ужины в определенное время были нормой. Потом я уехала учиться в Москву — город с совершенно другим ритмом жизни — режим, разумеется, пропал. Конечно, его можно сохранить, если работа нормированная, по графику. Но у меня с самого начала повелось так, что график был довольно свободным и неструктурированным: студенческие годы прошли на журфаке с возможностью прогуливать неинтересные пары просто так или из-за работы (нас за это не особо журили, главное — показать знания на зачете или экзамене). А работа тоже была почти всегда с довольно свободным графиком — все это позволяло есть тогда, когда захочется, а не когда придумало общество.

Идеальный расклад для меня — употреблять пищу за приятной беседой или наедине с собой. Иногда вместо полноценного обеда получаются быстрые перекусы — из-за режима многозадачности. Вечером возвращаюсь домой и, если нужно поработать еще над одним проектом, то открываю компьютер и параллельно ужинаю. Я и многие мои друзья привыкли к тому, что приходится есть, смотря на экран телефона или компа, чтобы не отрываться от работы — почти никто уже не обижается, это становится новой нормой.

Из кухонь предпочитаю китайскую, но не могу сказать, что я особо в ней разбираюсь. Я не была в Китае, только начинаю готовиться к поездке морально — читаю книги про их культуру. Приходит понимание, что сколько бы ты ни готовился к такому путешествию, невозможно подготовиться полностью. Даже самые искусные востоковеды вряд ли скажут, что досконально изучили все традиции или китайский язык, ведь даже сами китайцы не знают его в совершенстве. Мне нравится эта кухня, потому что я люблю острую пищу и не могу отказаться от мяса. Даже блюда из свинины, которую я обычно редко ем, китайцы готовят невероятно вкусно.

Национальная еда — это всегда интересно. Когда я приезжаю в новое место, то обязательно стараюсь попробовать местную пищу. Наверное, в том числе потому что я выросла хоть и в Оренбургской области, но в чистокровной татарской семье — мне хорошо знакомы семейные посиделки с бэлишем: когда все родственники собираются за одним столом, выпекаются огромные пироги с мясом и картошкой, завариваются чаи с травами, самовар, все дела. Такую еду я предпочитаю есть именно в семейной обстановке — это такое сложившееся в голове облако тэгов — если бэлиш, то из конкретной духовки, приготовленный определенными руками, поэтому не могу сказать, что в Татарстане ем одни эчпочмаки.

Еще мне близка популярная сейчас вьетнамская кухня — в ней тоже много острого. Я люблю и токмач, и популярную в Азии рисовую лапшу — мне сложно выбрать, что вкуснее — фо-бо или шурпа. Также никогда не перестану любить грузинско-абхазскую еду: хачапури всех видов, грузинский лимонад.

Идеальное заведение сочетает в себе и вкусную пищу и атмосферу. Никому не захочется возвращаться в кафе за хорошей едой, если там плохое обслуживание. Мы все понимаем, что в Татарстане такие общепиты действительно есть: здесь сервис только набирает обороты.

Заказ Альбины:

Сямбо Гулужоу (свинина в кисло-сладком соусе) — 550 ₽

Танцу Шаопайгу (свиные ребрышки в сладком маринаде) — 550 ₽

Огромные порции и «клубничные» клеенки

Я помню, как пришла в «Китайскую кухню» впервые с Севой (Всеволод Лисовский — идеолог «Театра.doc», продюсер, режиссер, — прим. Enter). Тут было другое меню — такие красные таблички и почти всё по 300-350 рублей. Мы удивились и заказали четыре блюда, совершенно не понимая, какими огромными будут порции. С нами поздоровался владелец кафе, предупредил, что порции большие. Я, конечно, знаю, что в Китае есть традиция заказывать много еды сразу на всех и делиться блюдами по кругу, часто на специальной вращающейся подставке (что должно подразумевать большие порции, правда?) — но все равно размеры содержимого тарелок для нас были неожиданными: половину заказа пришлось завернуть с собой.

После этого случая я никогда не приезжаю сюда одна: если вдвоем, нужно брать одно блюдо, если втроем — два. Нет какой-то определенной позиции в меню, которую я заказываю постоянно. Помню, что мы брали тут какие-то штуки с потрохами и это было здорово. Представляю, как спрашиваю у друзей, которые здесь не были: «Пойдешь есть потроха?». А они на меня смотрят как на сумасшедшую: «Что? Какие потроха? Кишки?» (смеется, — прим. Enter). А у китайцев это принято и готовится так, что даже потроха съедаются с удовольствием.

Для человека, который видит при входе красивую минималистичную красно-белую вывеску, логично, что внутри все так же стильно. Для меня было странным, что в кафе розовые стены и красные диваны, а на малиновых шторах — разноцветные пластиковые бабочки, ровно как и под потолком фонарики не красные, а почти всех цветов радуги. Впрочем, я-то люблю трэш. А вот владелец заведения говорит, что собирается делать ремонт и через месяц мы увидим здесь что-то новое. Мне дико любопытно, что они придумают.

Обожаю сидеть здесь за определенным столом и смотреть вон тот телевизор, висящий в углу, потому что там всегда поют странные китайские песни и гоняют угарные клипы или новости. Слушаю этот почти незнакомый язык и думаю: «Почему мне так весело, если я не понимаю почти ни слова?». Еще мне нравится, что в кафе часто бывают китайские студенты, они очень стилевые и приходят группками — такой кайф за ними наблюдать. Китайская речь звучит в зале, по телевизору, на кухне, и если закрыть глаза и дорисовать в голове историю, то возникает ощущение, будто переместился во времени и пространстве сидишь где-то в Поднебесной.

Еще три любимых места Альбины


Кафе «Хачапурная»

Горячо люблю сочетание теста и сыра, поэтому обожаю еврейскую, итальянскую и особенно абхазскую кухню. Когда я начинала работать с Евгением Волком в Москве, вселенная придумала самого доброго человека на планете сделать моим другом — это Тея из Абхазии. С ней мы развивали первый в России сервис дизайнерской одежды по подписке — она и познакомила меня с абхазской и грузинской едой. В казанской «Хачапурной» владелица из Сухума, и оказалось, что она знакома с Теей — мир тесен. Теперь возвращаюсь сюда с двойным удовольствием и особенно люблю хачапури по-аджарски.

Бар «Культ»

Это заведение сочетает в себе стиль, качество и очень уютную атмосферу. Собрать не только профессиональную, но и дружную команду — большое достижение. Здесь какая-то невероятная любовь и приятие между ребятами на баре — этой сумасшедшей энергетикой они обволакивают и заражают посетителей. Сюда можно прийти в любом настроении: сотрудники сделают коктейль или приготовят чай (кстати, здесь свой чайный мастер) — и точно попадут в цель.

Меня вдохновляет как 23-летний Руслан умело управляет командой, в которой каждый — личность. Все относятся друг к другу с максимальным уважением, но при этом подшучивают — можно прийти хотя бы ради того, чтобы на это посмотреть. И еще круто, что ребята следят за тенденциями ресторанно-барного бизнеса и адаптируют их под Казань. Чаще всего я выбираю авторские коктейли, например, Supreme от Аделины (единственной бар-леди в команде), или, если хочется чего-то попроще, — «аперольку».

Кафе Chợ

Chợ — это самая приятная веранда в городе с опилками вместо пола, отличный фо-бо и классные шейки из манго и маракуйи. Причем последние можно заказывать без молока, что очень славно. Еще я очень люблю «Фошную» на Профсоюзной, которую основали мои приятели — удобный и пока не очень распространенный в Казани поп-ап формат.

Фото: Яна Айдарова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров