Это «Юлбасма». Независимое издательство с национальным колоритом


Семь лет назад в Татарстане впервые появились детские книжки-картонки на татарском языке: с них началась история издательства «Юлбасма». Получился почти книжный сюжет: минимальный опыт в издательском деле, зато большое желание создавать персонажей, с которыми могли расти дети из татарских семей. Сейчас продукцию издательства можно увидеть на полках во многих домах республики — и не только татароговорящих.

Enter поговорил с основателем «Юлбасма» Гузель Хасановой о том, как преодолеть все сложности на пути к мечте, дорасти до мирового рынка и написать материал, который точно напечатают.


Создание издательства с нуля

История издательства «Юлбасма» началась в 2011 году. Это было хобби, которое я придумала для себя, чтобы не скучать в декрете: моему сыну в то время было шесть месяцев. Я узнала, что Министерство экономики Татарстана разыгрывает гранты по направлению «социальный бизнес». Тогда и пришла идея издать книгу, тем более конкурс предусматривал такую возможность. Заполнила все документы и обосновала издание двух экземпляров на картоне, потому что у нас, в Татарстане, не было ни одной картонной детской книжки на татарском языке. Подумала, что раз их не существует, то идея может понравиться. Именно с такого формата дети начинают свое знакомство с книгами, так как у них нет скрепок и закругленные листы: они безопасные и прочные.

После подачи заявки, прошла через все этапы отбора, и выиграла грант — 300 000 рублей на издание. Тираж, который мы заявили был довольно большой — 4 000 на каждую книгу. Я очень смешно выбирала именно эту цифру: смотрела сколько татар в России и сколько человек среди них разговаривают на татарском языке. Сейчас я понимаю, что это был огромный тираж — даже в настоящее время мы не выпускаем материалы таким количеством. А те экземпляры мы до сих пор не распродали и процентов 30 из них еще лежит, хотя прошло семь лет. Но грант мы выиграли, книги выпустили.

После того, как начала поступать небольшая выручка от продажи, пришла идея выпустить что-то еще. В итоге мы втянулись настолько, что занимаемся издательством уже седьмой год — теперь это моя основная деятельность. Я была движком всей этой затеи — и тогда и сейчас. Меня поддерживает супруг: он юрист, специализируется на сфере авторских прав. Поэтому в издательстве занимается всем, что касается этой области, и для меня это большая помощь.

В первое время новые задачи, которые надо было решать, росли как снежный ком — работать приходилось в режиме «аврал». Сейчас все гораздо проще — систематизированы цели, задачи, подобрана команда. А тогда многое делалось на интуитивном уровне, было все так наивно. Сложности есть и сейчас, конечно — это распространение и реализация книг. Когда ты, представитель никому не известного издательства, приходишь в магазин и предлагаешь экземпляр для реализации, нужно пройти несколько стадий переговоров. Только потом дойти до заключительной — когда книжный согласится и заключит с твоим издательством договор.

Теперь стало проще зайти в крупные сети. Например, скоро наши книги появятся в «Читай-городе» — переговоры длились около года, сейчас мы на стадии заключения договора. Дело в том, что это большая структура, до которой нужно сначала достучаться. Первым делом пишешь письма, потом ждешь ответа, после — время уходит на согласование условий: для нас это новый опыт. Небольшие книжные магазины, наоборот, нас знают и с радостью берут продукцию на реализацию. Кроме того, у нас есть собственный интернет-магазин.

Свою миссию мы пока видим в выпуске материалов с местными авторами, художниками, дизайнерами и иллюстраторами. Все это поможет издавать книги о пространстве, в котором мы живем — потому что мы понимаем, что никто кроме нас не сможет рассказать о нем лучше.

Гузель Хасанова, основатель издательства «Юлбасма»

Команда, с которой все по плечу

Изначально в команде были два художника, два редактора, которые к тому же выполняли функцию корректоров, и один дизайнер. И я — руководитель издательства. Затем дизайнер Ильдар Аюпов познакомил нас с художницей Надей Нечаевой: с ней мы нарисовали иллюстрации к еще нескольким книгам. Второй экземпляр нарисовала художница Фарида Рязаева. Мы нашли ее оригинальным способом — просто пришли в книжный магазин, где продавали книги наших татарстанских издательств, и стали подбирать те, которые нам визуально нравятся. Больше всего понравились ее иллюстрации.

Сейчас в проектах издательства приняли участие около 30 человек. В основном команда состоит из фрилансеров. Процесс происходит таким образом: мы собираем коллектив под проект, заключаем договоры, работаем и распускаем людей по завершению. Иногда часть из них остается и на следующий проект. Среди постоянных членов коллектива — администратор, арт-директор Гузель Гарипова и юрист. Отбор иллюстраторов происходит так: мы рассказываем о материале, просим их нарисовать референсы. Они присылают свои работы — из них выбираем то, что нам подходит. У нас также есть база работ редакторов и переводчиков — по ней смотрим в каких проектах человек работал, в каком стиле и подбираем нужного сотрудника в зависимости от идеи материала.

Мы ставим для себя задачу: все делать с любовью. Это касается и подбора сотрудников — если видим, что проект не совпадает со стилем и жизненными ощущениями человека, просто с ним не сотрудничаем. Можем предложить другой проект, который ему подходит. Но не получится ничего хорошего, если человек мучается, выполняя свою работу.

Из банковского служащего — в издатели

В студенчестве я была основателем и главным редактором студенческой газеты: мы даже брали призы на конкурсах, так что вся эта тема мне близка. К тому же я подрабатывала в казанском отделении журнала «Большой город» — сейчас его не существует, но раньше он был довольно известным. Опыт в такой сфере имелся — я могла верстать, знала, как работает типография, как общаться с авторами. При этом у меня экономическое образование, что мне очень помогло — нужно было составить бизнес-план, работать с контрагентами. После института успела всего год проработать в банке, в отделе развития бизнеса. Кстати, сейчас я аспирант и пишу диссертацию по теме «Социальное предпринимательство» — это тоже близко к тому, чем я занимаюсь.

Когда возникает идея, большое значение имеет наличие продукта или услуги на рынке — в нашем случае это детские книги. И мы понимали, что на это есть спрос со стороны родителей, которые общаются с детьми на татарском языке, а должного удовлетворения спроса нет. С развитием издательства наша контентная политика продолжает расширяться: мы начали понимать, что есть еще аудитория, которая хочет читать татарских авторов на русском языке — и начали выпускать такие книги. Потом поняли, что есть татары, живущие за рубежом — им нужны издания на латинице или английском. После чего занялись переводом своих книг.

В этом году мы запустили второй коммерческий бренд Tamga, под которым планируем выпускать материалы для взрослых. На днях как раз выходит книга «Хатира» — в ней содержатся кулинарные рецепты. Еще в этом году выйдут путеводители и дневники татарских авторов под этим брендом. Получается, что «Юлбасма» — коммерческое обозначение для детских изданий, Tamga — для взрослых.

Мы хотели, чтобы название издательства имело тюркские корни и при этом не было чересчур известным. Если делить слово «юлбасма», то получится, что юл — дорога, а у «басма» несколько значений — издание, мостик. Но есть еще прилагательное «юл басма» — его используют, когда имеют в виду прописную букву. «Юлбасма хәреф» переводится как «строчная буква». Нам понравилась эта смысловая нагрузка, потому на издательском рынке Татарстана и тем более России мы были совсем небольшим, наивным, но дерзким издательством. Маленькая буква, из которой впоследствие складываются слова и предложения — нам показалось, что это про нас.

Самоокупаемость — это реально

Грант от Минэкономики был невозвратный — мы только должны были отчитаться по объему налогов. Можно сказать, что сейчас издательство находится на самоокупаемости — пока ни разу не пользовались кредитными средствами. Просто издаем книги, получаем выручку и на эти средства готовим следующий материал. Сейчас мы в состоянии за бюджет издательства выпустить две-три книги в год. Но вместе с тем, начиная с прошлого года, ищем и другие источники финансирования. Например, у нас уже два экземпляра вышли с использованием платформы краудфандинга «Планета.ру». Мы анонсируем издание — рассказываем, что это будет, делимся рабочими эскизами, текстами. Те, кто верит в проект, заранее покупают книгу, а потом мы присылаем ее по почте. Получается, что книжный краудфандинг превращается в предпродажу.

Конечно, были и коммерческие провалы. К примеру, книги-потешки, которые мы издали в 2013 году. Они очень сложно продавались, хотя мы ожидали более высоких показателей. Но теперь я понимаю, что в низких продажах виноваты и мы сами, потому что книга должна выходить с разработанным планом маркетинга. Наивно выпускать ее и отпускать в свободное плавание, ожидая, что она кому-то понравится. Мы так делали в первые годы работы. Сейчас выход каждого экземпляра сопровождает серия мероприятий: мастер-классы, презентации, рассказы о создании материала, сопутствующие товары. Вероятность, что он будет коммерчески успешным в таком случае сильно повышается. В последние годы наши ожидания от продаж и реальность начали совпадать.

Вместе с тем начинают появляться инвесторы, которые заказывают нужный им материал. Например, с рецептами татарских блюд «Хатира». Если говорить о таких экземплярах, то количество издаваемого больше — в этом году планируем выйти на показатель в пять-шесть книг. Направление, в котором сейчас движутся все современные издательства — это выпуск книги с сопутствующими товарами. Когда мы в прошлом году издали сказки Тукая, то в дополнение к ним выпустили наборы для создания шарнирных кукол. Затем вышли сказки Абдуллы Алиша, к которым в этом году выйдет целый набор по мотивам: значки, стикерпаки, сумки, рюкзаки с героями. Нам кажется, что таким образом мы продлеваем жизнь персонажам и читатели смогут лучше проникнуться ими. Сейчас практически все издания выходят с дополнительными материалами.

Путь книги от идеи до прилавка

Идеи книг приходят спонтанно: задумка создать «Легенды Казани» возникла, когда мы поняли, что дети мало об этом знают. Я с сыном каталась на катамаранах по озеру Кабан, и он сказал, будто слышал от знакомых о лежащих на дне сокровищах. В тот момент я осознала, что его это зацепило, но он не знает подробностей истории. А таких легенд у нас немало. Мы начали узнавать у друзей и покупателей, насколько это вообще интересно — выяснилось, что тема действительно актуальна.

Получается, что у кого-то возникают идеи, которые потом выносятся на обсуждение. Затем начинаются поиски иллюстратора и автора. С момента появления мысли об издании «Легенд Казани» на двух языках до ее выпуска прошло два года. Когда мы работали над материалом о казанских легендах, то нашли много справочной информации, но не было текста, адаптированного под детей. Нужен был автор, который смог бы рассказать эти истории малышам. Нам посоветовали обратиться к казанскому писателю Борису Вайнеру. Он почти сразу откликнулся и взялся за непростую задачу.

Дальше была авантюра: предложить нарисовать все иллюстрации к книге самим детям. Сложности были с организацией процесса — пришлось отбирать рисунки около 600 маленьких художников в возрасте от шести до 18 лет. В итоге в издание вошли 30 иллюстраций. Я понимаю, что сохранила много нервных клеток, потому что не была в составе жюри (смеется, — прим. Enter). Наши иллюстраторы потом признавались, что в детстве и мечтать не могли о появлении своих рисунков в настоящей книге.

Также в этом году мы переиздали сказки Габдуллы Тукая. А на днях вышла книга «Хатира». Ее идея родилась у нашей хорошей знакомой Алины Садриевой: она хотела сохранить кулинарные рецепты своей бабушки. Когда мы начали обсуждать концепцию материала, то поняли, что он может быть интересен широкому кругу читателей. Самые вкусные беляши и треугольники, как известно, готовят бабушки. К сожалению, у молодых людей прервана связь со старшим поколением — у некоторых из нас не осталось никого, к кому можно вернуться в деревню. Отчасти из-за того, что даже бабушки сейчас живут в городе. Нам показалось, что эта преемственность нарушена — захотелось придать ей какую-то форму: например, книги.

Мы нашли хороших фотографов, взяли диктофон и поехали в деревню, чтобы записать и поснимать рецепты Хатиры-әби — бабушки Алины. Этот материал и лег в основу. Чтобы придать изданию шарм, мы вставили в текст цитаты нашей героини — советы и инсайды о том, как сделать блюдо еще вкуснее и аутентичнее. Затем нашли историю происхождения каждого блюда. К слову, для нас стало открытием то, что суп-шулпа, который все знают, встречается во многих народах, но вот идея добавлять лапшу в бульон возникла на нашей территории. Говорят, что это придумали татары.

Предисловие написала Радмила Хакова (автор книги «147 моих свиданий»,— прим. Enter), которая сразу откликнулась на нашу просьбу и поделилась своими воспоминаниями. Название издания «Хәтирә» переводится как «воспоминания» — это и имя главной героини. Все сошлось.

На этот год также запланировано издание книги молодого казанского автора Йолдыз Миннуллиной. Это сказка в стихах по мотивам легенды Зухра кыз. Иллюстрации к материалу мы уже отправляли на международный конкурс в Болонью. Кроме этого, в планах издать сказки Рабита Батуллы — их нам проиллюстрирует дизайнер из Казани, который живет в Европе. Еще готовим путеводитель по Старо-Татарской слободе, его прототип выходил два года назад. Теперь это будет более продуманная книга. Ее текст готовит экскурсовод Дина Хабибуллина.

Лицом к лицу с читателями

Наш бестселлер — «Сказки Кырлая» Габдуллы Тукая. В этом году мы его переиздали, потому что первый тираж закончился. По нашим ощущениям, читательский спрос есть на книги, ориентированные на детей от двух до трех лет. Также мы заметили, что возрос интерес к татарскому языку: на нем чаще стали общаться в семьях — особенно это касается детей, родившихся в последние пять лет. На такую категорию приходится много продаж. Эта аудитория, которая сначала читала с нами книжки-картонки, книжки-потешки, а затем книги о животных. Они растут, и мы улавливаем тренд на увеличение спроса изданий для детей постарше.

Поэтому у нас в планах на этот и следующий годы выпустить несколько экземпляров для детей от 6 до 12 лет — новое для нас направление. Раньше у нас книги выходили только для самых маленьких. Мне кажется, что издания для малышей будут оставаться популярными, и вместе с тем возрастет спрос на издания для более взрослых ребят. При этом продажи книг на русском и татарском языках примерно одинаковы. Есть часть аудитории, заинтересованная сюжетом: к нам часто на ярмарках подходят турки, которые знают кириллицу. Они говорят, что сюжеты наших историй находят у них отклик, так как культуры похожи. Мы объясняем, что если они знают кириллицу, то и на татарском тоже смогут читать. Иногда покупают книги из-за красочных иллюстраций.

Самый тесный контакт с читателями происходит на ярмарках и фестивалях. Мы каждый раз участвуем в книжном фестивале «Смены» и замечаем, что к нашему стенду подходит все больше и больше людей — спрос растет.

Вместе с тем, мы не ощутили влияния ситуации с добровольным изучением татарского в школах на продажи книг. Может из-за того, что не издаем учебную литература и у нас нет ничего, выпущенного на бюджетные средства. Вообще, мы изначально приняли решение, что издательство вне политики. Я считаю, что интерес к книге должен прививаться полюбовно — через интересные книжные и театральные фестивали. Тогда язык точно будет жить — просто найдет свою сферу обитания. Если в IT живет английский язык, то почему бы не найти нишу и для татарского? Сейчас вместе с городскими проектами язык выходит на улицы города: с перфомансами, опен-эйрами. Мы хотим внести свой вклад — создавать книги, которые были бы интересны не только читателям в Татарстане, но и за его пределами, да и в целом на мировой арене. Чтобы они были конкурентны по качеству с мировыми издательствами — если будет так, то книга будет жить, а язык будет жить в ней.

Уроки чтения с детства

Оглядываясь назад, я думаю, что, возможно, лишила сына интереса к нашим книгам, потому что каждую из них он видел на этапах создания. То есть, заранее просматривал иллюстрации, на нем мы апробировали текст. Поэтому выход нового издания не был для него чем-то неожиданным, не было загадки. Сейчас ему семь лет и он любит читать: из последних открытий — произведение «Тихий океан» Федора Конюхова и «Дон Кихот» Мигеля Сервантеса. Он сам выбирает тему, о которой хочет больше узнать, а потом мы вместе находим подходящую книгу. Я не сторонник методик о том, как привить любовь к чтению. Если в семье читают взрослые: и бабушки, и дедушки, и мама, и папа, то и ребенок будет относиться к книге как к источнику вдохновения, знания, опыта. Надо просто подавать пример вместо назидательных нравоучений.

Перед тем как покупать детскую книгу, я бы посоветовала ответить на несколько вопросов: что любит ваш ребенок, какие темы ему интересны. Он предпочитает читать в уединении серьезную историческую литературу или обожает приключения? Еще нужно подумать о предпочтениях в иллюстрациях. Тогда больше вероятность, что ожидания от покупки и полученные впечатления точно совпадут.

Ситуация в книгоиздательстве

Чем больше в Татарстане издательств, тем лучше: в многообразии растет качество и появляется стимул еще больше работать над качеством. Будет здорово, если в республике вырастет количество частных издательств, потому что сегодня их почти нет. Люди не заинтересованы в этом, потому что любой социальный бизнес — сфера с невысокой рентабельностью. Здесь надо быть больше энтузиастом, чем экономистом. Мы ориентируемся на то, чтобы делать свое дело честно: книга должна нравиться нам самим. Важно, чтобы мы могли сказать, что вложили в нее самое лучшее.

Дефицита в интересных детских авторах нет, но есть дефицит в информационном поле между теми, кто пишет и рисует иллюстрации. Чаще всего их поиск происходит среди знакомых и превращается в долгое ожидание перед тем, как мы найдем друг друга. Мы не начинаем проект, пока не подберем нужного человека, чтобы укомплектовать команду. У иллюстраторов в мировом пространстве есть платформа Behance, куда они выкладывают свои работы. Но ничего подобного в городском или республиканском пространстве нет. Приходится задействовать сарафанное радио или соцсети.

Авторы начали присылать нам свои материалы только в этом году. Наверное, потому что информация о нас наконец начала распространяться. Пока сложно оценить их уровень — он разный. Присылают и стихи для детей, и сказки, а иногда кто-то хочет просто издать книгу для себя или родных. Но мы еще не выпустили ничего из присланного на средства из бюджета издательства. Пока собираем, а там посмотрим: во-первых, много своих идей. Во-вторых, издательство частное, поэтому мы рискуем, издавая никому не известного автора. Публикуя сказки Тукая, мы почти наверняка уверены, что затея будет коммерчески успешна.

Фото: Анастасия Шаронова

Смотреть
все материалы

Новости партнеров